Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Патриотизм на автомате

Почему множатся грубые исторические ошибки на «патриотической» продукции

Схема автомата MKb.42 и фрагмент барельефа на памятнике Михаилу Калашникову в центре Москвы, 22... Дмитрий Катков/«Газета.Ru»
Схема автомата MKb.42 и фрагмент барельефа на памятнике Михаилу Калашникову в центре Москвы, 22 сентября 2017 года

История с памятником Калашникову превращается в совсем уж скверный анекдот. На постаменте обнаружилось изображение не легендарного АК, а немецкой винтовки времен нацистской Германии. Ошибку обещают срочно исправить, но ведь не первый и даже не второй раз такое происходит. Проблема в том, что для авторов и заказчиков современной «патриотической» продукции историческая память, которую они так пытаются защитить «от пересмотра», по факту часто оказывается пустым звуком.

Внимательные пользователи интернета (в частности — реставратор и известный блогер Юрий Пашолок) усмотрели в одном из образцов оружия, что украсили постамент памятника, совсем даже не продукт Калашникова, а немецкую автоматическую винтовку MKb.42 (StG 44).

То есть на памятник разработчику советской оружейной легенды поместили не менее легендарное оружие, бывшее в конце войны на вооружении у фашистской Германии.

Коснпирологи в интернете радостно заулюлюкали: они давно уверяют, что АК-47 не был детищем Калашникова, а был продуктом пленного Хуго Шмайсера, трудившегося в Ижевске. Как собственно, и немецкая винтовка на постаменте памятника. Версия давняя и грешит известными изъянами (например, тем, что на момент разработки АК Калашников еще в Ижевске не работал), но какое искушение ее вспомнить!

Реклама

Теперь авторы и заказчики памятника вынуждены спешно оправдываться. Обещают исправиться: исполнительный директор заказчика монумента Российского военно-исторического общества (РВИО) Владислав Кононов уже заявил, что плиту уберут, мол, произошла ошибка. «Мы хотим поблагодарить того человека, который заметил этот чертеж, поскольку до сегодняшнего дня специалистами в устройстве автоматов мы не были. И сейчас мы указали на это скульптору Салавату Щербакову. Он находится на месте и собирается эту плиту демонтировать, поскольку действительно он и его подмастерье что-то напутали», — заявил он агентству «Москва».

Это, конечно, интересное обстоятельство, когда люди, позиционирующие себя в качестве специалистов по военной истории, говорят, что в оружии они не очень понимают. А в чем тогда понимают, интересно?

Да и скульптор, по идее, должен был некоторое время поработать с материалом. Он, конечно, тоже может сказать, что не специалист, но все-таки визуальные образы — это его профессия. А стало быть, если раньше и не разбирался, то следовало после получения заказа постараться вникнуть в проблему, хотя бы на том уровне, чтобы не допускать элементарных ляпов. Или, как минимум, привлечь грамотных экспертов.

На поверку оказалось, что даже к концерну «Калашников» ни заказчики, ни исполнители вообще не обращались. Теперь вот директор по внешним коммуникациям концерна София Иванова обещает всяческое содействие авторам, но оговаривается, что раньше с ними никто и не консультировался при постановке памятника.

Это при том, что автор памятника Калашникову Салават Щербаков со своими коллегами не первый раз попадает с такую историю. В 2014 году на Белорусском вокзале торжественно открыли памятник «Прощание славянки», изображающий сцену прощания девушки с уходящим на фронт солдатом. Еще в процессе открытия внимательные наблюдатели увидели: винтовка у советского солдата — Mauser 98k, которая производилась с 1935 года, опять-таки родом из фашистской Германии.

Вместе с автоматом на памятнике Калашникову получается уже второй раз, что наводит на подозрения — не идеологические ли диверсанты засели в мастерской или среди заказчиков памятника?

Хотя, если так рассуждать, то у нас в каждом втором государственном учреждении или условно патриотической организации сидит по несколько десятков таких вот «специалистов по идеологическим диверсиям».

В Челябинске на День Победы несколько лет назад губернатор поздравлял соотечественников баннерами с изображением танка Т-34. Правда, на фото была изображена подбитая немцами «тридцатьчетверка» с позирующими на ее фоне солдатами вермахта.

В Чебоксарах и Ухте на билбордах с поздравлениями также красовался бросающий гранату солдат вермахта. В первом случае его изобразили на фоне почему-то перевернутого российского триколора, во втором дизайнеры добавили на задник еще и американский (но хоть союзнический) танк «Шерман» с американскими же пехотинцами рядом с ним.

В Брянске в прошлом году местное отделение партии «Родина» ко Дню Победы украсило город баннером с изображением истребителя F-15I Ra'am из состава ВВС Израиля (это экспортный вариант американского F-15E Strike Eagle, которые Израиль закупил в первой половине 90-х). Слоган на плакате гласил: «Родина всегда права».

Примеры можно множить — в Муроме на поздравительных открытках городской администрации некие солдаты устанавливали красный флаг. Только картинка была срисована с крайне известной фотографии, не менее легендарной, чем АК-47, американских солдат, устанавливающих американский флаг на острове Иводзима. И так далее: креатив отечественных «патриотических» дизайнеров не знает границ.

Понятно, что, выбирая объяснение этим кейсам между «глупостью» и «изменой», в данном случае мы всегда должны выбрать глупость.

Дизайнер нашел «красивое фото с танком» в интернете, а начальство увидело красивую картинку и в тонкости творческого процесса решило не вдаваться. Но это не просто глупость.

Проблема в том, что патриотический угар последних лет никак не подкрепляется реальным просвещением на счет даже самых славных побед.

Вместо исторических фильмов выходят частенько плохо выверенные фейки, на купленные в кредит БМВ владельцы вешают спорные в данном контексте наклейки «Спасибо деду за Победу!» (за победу какого деда и над кем?), историческую память вытесняет плохо слепленный миф.

Начальство, которое за этот патриотизм как бы отвечает, как оказывается, далеко не мотивировано ситуацию исправлять. Его задачи лежат совсем в иной плоскости: показать народную любовь и патриотизм своим непосредственным руководителям, освоить бюджетные или околобюджетные средства, продемонстрировать аппаратное рвение.

Задачи эстетического, морального или просветительского характера с этой парадигме если и присутствуют, то занимают какие-то далеко не верхние позиции.

Воспитание любви к Родине, пусть зачастую и через мифы, — это неплохо. Но иногда кажется, что авторам и заказчикам псевдопатриотических продуктов крайне повезло, что они не выпустили свои «шедевры» году эдак в 1965-м. Тогда еще были в живых большинство фронтовиков, и морду авторам могли набить легко. Да и с карьерой потом были бы проблемы: при всех недостатках, глумления над собственной историей советская система не прощала.

Тем временем Российское военно-историческое общество продолжает украшать столицу. Как раз в те часы, когда скульптор Щербаков спешил к монументу Калашникова рассматривать немецкую винтовку, в Москве торжественно открывали советскую часть Аллеи правителей с бронзовыми бюстами Ленина, Сталина, Хрущева, Брежнева, Андропова, Черненко, Горбачева работы еще одного плодовитого монументалиста Зураба Церетели. Ну, может хотя бы на этих бюстах не обнаружатся немецкая винтовка или американский орден. При таком-то потоковом производстве «патриотических» монументов.