Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Покажешь — сожжем, не покажешь — взорвем»

Как остановить гибридную гражданскую войну в российском обществе

Андрей Стенин/РИА «Новости»

Судя по новостной повестке последних дней и недель, идущая в российском обществе гражданская война из ментально-диванной все чаще приобретает черты буквальной, физической. И для государства уже не столько делом имиджа, сколько делом собственной безопасности становится необходимость подавления этого бытового и околополитического насилия. Демонополизация полезна в экономике и политике, но демонополизация машины насилия — прямой путь к развалу страны.

В среду, 27 сентября, двое неизвестных — мужчина и женщина в хиджабе — бросили бутылку с зажигательной смесью в мемориальную плиту, установленную в память о полковнике Юрии Буданове на Комсомольском проспекте. Неделей раньше известный адвокат, эрудит, участник игры «Что? Где? Когда Илья Новиков пошел с битой в руках на активистов движения SERB, свинтивших памятный знак на доме Немцова, и вступил с ними буквально в рукопашную.

Реклама

Избиение депутатов и оппозиционных политиков... Непрекращающиеся телефонные звонки о минировании мест массового скопления людей по всей России… Сожжение кинотеатров и автомашин всего лишь из-за фильма, который там еще не показывали... В соцсетях приводят рассказ директора кинотеатра в Владивостоке, где анонсировали показ «Матильды». Дескать, работать стало невозможно. Одни анонимы звонят: «Покажешь — сожжем», другие звонят: «Не покажешь – взорвем». Даже если это выдумка, то очень правдоподобная. Именно в такой тональности у нас нынче ведутся споры о кино.

Вести из московских муниципальных собраний, где сейчас как раз проходят выборы председателей, тоже выглядят как фронтовые сводки: то на одного депутата напали неизвестные, то другого избили. «Сзади за ворот пиджака дернули назад, и первый удар пришелся в затылочную часть головы, рефлекторно я резко повернул голову влево и получил прямой удар в нос», — рассказывает муниципальный депутат Крылатского района Роман Мирошниченко на своей странице в фейсбуке. По его словам, было еще несколько ударов в голову. «Вещи не тронули, ни слова не сказали, перегара от них не почувствовал». Депо по факту нападения возбуждено, а вот предыдущее заявление о телефонных угрозах, говорит оппозиционный депутат, лежало в полиции без движения.

Да и бытовые стычки стали, кажется, более жестокими. Чуть что не так — сразу в глаз, а то и за нож.

Кажется, что государство выпустило джинна насилия из бутылки и теперь не знает, как загнать обратно. Или, что еще хуже, не намерено это делать, считая, что так управлять страной на определенном этапе легче.

На прошлой неделе был задержан, отпущен и опять задержан (такое ощущение, что правоохранители не получили четкой команды, что делать с «православными фундаменталистами», которые взросли на безнаказанных погромах выставок и спектаклей) глава организации «Христианское государство — Святая Русь» Александр Калинин. А один из участников этой организации уже признался в поджогах за «Матильду». Теперь МВД требует ареста Калинина и его сообщников, что вполне логично. Но предсказать уверенно, что будет дальше с этими «православными активистами», в нынешних российских реалиях трудно. Тем более, что страсти по царю и балерине не утихают. Пока прокатчики «Матильды» договариваются с кинотеатрами о датах показа, представители РПЦ устанавливают по всей Москве более 300 стендов с избранными местами из переписки императора Николая Второго с супругой.

На «костях» «Матильды» возникает еще одна киноистория, точнее, киноистерия вокруг возможного отказа от выдачи прокатного удостоверения фильму «Смерть Сталина»— франко-британской сатирической комедии Армандо Яннуччи. Этот фильм, надо полагать, заведомо оскорбляет чувства верующих в святость «вождя всех народов».

Такими темпами скоро по российским городам будут ходить не только протестные колонны оскорбленных в своих чувствах верующих, но и колонны оскорбленных сталинистов.

За ними, надо думать, выйдут на улицы поклонники Ивана Грозного или защитники нового памятника Михаилу Калашникову, который так раскритиковали представители «интеллигенции»... Еще вчера это казалось фантасмагорией, но сегодня — вполне реальным развитием событий. Как и то, что «патриотические» и «православные» фундаменталисты рано или поздно сольются в экстазе и общей колонной пойдут бить «врагов». Не очень разбирая, как отличить их от остальных граждан. Например, просто будут убивать человека за шляпу и очки, как это случилось в столичном Парке Горького, где 13 августа 2017 года забили до смерти актера и блогера Станислава Думкина.

«Гибридная война» не может оставаться только внешней. Она не может идти исключительно на Украине или в Сирии. Такая война с неизбежностью прорывает пограничные кордоны и просачивается внутрь страны.

Убийство Бориса Немцова и ожесточенное противостояние вокруг попыток увековечить его память, угрозы и нападения на журналистов и политиков, памятники Ивану Грозному и Калашникову с автоматом в руках, попытка передать Исаакиевский собор церкви вопреки воле значительной части (а возможно, и большинства петербуржцев — мы этого не узнаем, референдум провести не дают), история с «Матильдой», уголовное дело против Кирилла Серебренникова и его коллег, появление организации «Христианское государство — Святая Русь» как апологета «православного терроризма» — все это проявления «гибридной войны» внутри России. Эти сюжеты раскалывают общество по разным линиям на фоне все более явного требования государства к гражданам проявлять публичную лояльность любому государственному курсу.

Сумеет ли государство как-то обуздать и прекратить эту «гибридную войну», которую оно само во многом инициировало? Это зависит от того, когда прозвучит громкая и понятная всем команда «Стоп». Пока с ней явно тянут. Проблема в том, что если нужный момент пропустить — то это гражданское насилие уже не остановить. Что бывало в истории, в том числе и в истории нашей страны, не раз. Не хотелось бы повторить.