Пенсионный советник

На грани ядерного срыва

Могут ли США и КНДР дойти до полномасштабной войны

Двойники Дональда Трампа и Ким Чен Ына в Гонконге, 25 января 2017 года Bobby Yip/Reuters
Двойники Дональда Трампа и Ким Чен Ына в Гонконге, 25 января 2017 года

Обмен угрозами КНДР и США — опасная игра с ядерным подтекстом, хорошо знакомая российскому человеку с советским культурным багажом. Есть много сомнений в решимости Северной Кореи нанести удар по своим врагам, но отметать такую вероятность нельзя. Непонятно и то, чего можно ожидать от администрации в Вашингтоне, ведь и у нее есть искушение поиграть мускулами. Москва, в свою очередь, может извлечь из новой ядерной игры определенную выгоду.

Пхеньян в очередной раз угрожает тем, что намерен атаковать районы, прилегающие к американской военной базе на Гуаме, и заявляет, что разрабатывает план пуска четырех баллистических ракет средней дальности «Хвасон-12» в качестве «предупреждения» США.

Реклама

Последнее испытание межконтинентальных баллистических ракет (способных нести ядерные боеголовки) Северная Корея провела 24 июля. После этого США и их союзники разработали проект резолюции Совета Безопасности ООН, подразумевающей запрет КНДР экспорта морепродуктов и многих видов сырья. Резолюцию поддержали все 15 членов Совбеза ООН. В ответ власти КНДР обвинили Совбез в акте терроризма по отношению к стране и нарушении суверенитета.

На новость отреагировали во всех столицах, которых касается происходящее в КНДР. Особенно жесткая реакция пришла из США. Президент США Дональд Трамп ответствовал на корейские угрозы крайне решительно:

«Северной Корее лучше больше никогда не угрожать США. Это будет встречено таким огнем и яростью, которую мир еще никогда не видел».

А военные, по данным NBC, уже проработали план удара по Северной Корее. Высокопоставленные источники в военном ведомстве, в частности, заявили, что ключевым в этом документе является применение тяжелого бомбардировщика Rockwell B-1 Lancer, который вылетит с базы ВВС на Гуаме. Удар будет направлен на площадки для запуска ракет и испытательные комплексы. Вроде бы у американцев есть и точные координаты для такого удара.

КДНР и без ядерного оружия были enfant terrible мировой политики. Жесткий тоталитарный режим, с нищим населением и агрессивной военной пропагандой, постоянно задирающий своих собственных соседей по поводу и без повода. Еще со времен Корейской войны Пхеньян хотел обезопасить себя от потенциальной агрессии со стороны Южной Кореи и, в меньшей степени, США и Японии. Пока за спиной Северной Кореи маячил Советский Союз, корейским товарищам было более-менее спокойно, но даже несмотря на это, в КНДР развернули собственную программу по созданию ядерного оружия и средств его доставки.

В общем виде программа развивалась ни шатко ни валко, но к началу 2000-х годов стало ясно, что Корея либо уже создала, либо очень близка к созданию ядерной бомбы. С 2003 года ведутся переговоры о прекращении, приостановлении или полном демонтаже ядерной программы. В формате так называемых шестисторонних переговоров.

Долгое время считалось, что само наличие ядерной бомбы у северокорейских коммунистов — факт сомнительный, поскольку не было доказательств, что корейские ракеты нормально летают, а ядерные заряды, которые тестирует Пхеньян, — это настоящие боеголовки.

Сомнения в том, что ядерное оружие и носители для его доставки у КНДР все-таки имеются, постепенно отпали по мере дальнейших северокорейских испытаний. А вот сомнения в серьезности намерений Пхеньяна применить ядерное оружие против кого бы то ни было у многих экспертов остаются. Сомнения понятны — Пхеньян уже не раз прибегал к тактике «ядерного шантажа» для получения от партнеров по переговорам вполне материальных благ — нефтепродуктов и продовольствия.

Другое дело, что в США в этот раз прореагировали крайне жестко и вряд ли будут пытаться задобрить Пхеньян.

К тому же провалы новой администрации во внутренней политике (Трампу пока не удалась ни одна из заявленных в ходе президентской кампании программ, включая реформу медицинского страхования Обамы) провоцируют ее на поиск успехов в политике внешней. «Нам нужна маленькая победоносная война», как высказался в начале XX века в схожей ситуации один из министров российского царского правительства. Борьба с корейской угрозой вполне может стать интересной темой для переключения повестки администрации Дональда Трампа.

Тем более что пока тема и впрямь выглядит многообещающе — ажиотаж в медиаполе наблюдается вполне серьезный. Fox News сообщает, что у одной компании по производству частных бункеров за последние пару недель удвоилось количество заказов. А представитель Госдепартамента США Хизер Нойерт рассказала на брифинге, что некоторые американские журналисты приняли землетрясение в Китае за испытание очередной ядерной бомбы в Северной Корее.

Проблема в том, что любая напряженность иногда достигает точки, где возможностей для словесных интервенций и повышения градуса заявлений уже не остается.

И тогда придется решить: наносить удар или нет. Эта точка очень близко. Мир если не на пороге ядерной войны (сказать так пока еще было бы преувеличением), то в ситуации, когда точка невозврата очень близка. И никто не поручится, что американскому президенту хватит выдержки и способности мыслить рационально, а не принять решение о превентивном ударе по Корейскому полуострову.

Как ни странно, такая ситуация может быть и на руку России. Во-первых, на задний план отходят многочисленные упреки в ее адрес. На фоне безумных корейских генералов Россия смотрится куда как выигрышнее, даже после последовательной демонизации в мировых СМИ по теме вмешательства русских хакеров в американские выборы. Во-вторых, Россия традиционно является серьезным и авторитетным переговорщиком по ядерной программе КНДР.

Строго говоря, исторически именно Россия и Китай удерживали стороны от эскалации мирового масштаба.

Появление у Москвы сильной переговорной позиции по Северной Корее может стать хорошим началом для предметного диалога с США и по иным вопросам. Для начала — по сирийскому урегулированию, где российско-американских противоречий меньше всего. Если получится, то появится слабая надежда и на решение украинского кризиса и отмену западных санкций. Так что корейцам, возможно, мы еще скажем «спасибо».