Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Санкции крепчают

Перед какой развилкой встанет Россия в случае принятия новых санкций США

Михаил Фомичев/ТАСС

Через день в конгрессе США состоится решающее голосование, после которого санкции против России, Ирана и КНДР перестанут быть прерогативой президентских указов, которые глава государства может отменить, а примут статус закона. А если этот документ подпишет Дональд Трамп, то об отмене американских санкций против России можно забыть на долгие годы.

Чтобы понять, насколько долговечными бывают узаконенные американские санкции, достаточно вспомнить хрестоматийную историю поправки Джексона–Вэника. Конгрессмены Генри Джексон и Чарли Вэник предложили ограничить американскую торговлю со странами, препятствующими свободной эмиграции и нарушающими права человека (в этот перечень по понятным причинам попал Советский Союз), еще в 1974 году. А окончательно отменили эту поправку в отношении России только в декабре 2012 года — через 21 год после распада СССР и через четверть века после того, как эмиграция из Союза стала практически свободной.

Последние два года жизни под санкциями США и ЕС российские политики прожили в причудливой смеси бравады с надеждой: «Нам не страшны никакие ваши санкции, — отмените их немедленно!»

Реклама

Но надежды на «хорошего Трампа» не оправдались. Точнее, президент в США оказался вовсе не так всемогущ, как казалось многим в нашей стране. Похоже, не оправдались и надежды России расколоть ЕС за счет «пророссийских» кандидатов.

Конечно, можно пытаться обойти санкции — так делали и делают многие попавшие под пресс страны и их контрагенты. Но это не всегда проходит безболезненно. В России в этом в очередной раз убедились благодаря скандалу с попаданием турбин Siemens в Крым. После чего германский концерн объявил о возможном сворачивании своего бизнеса в нашей стране.

Главным плюсом санкций в России принято преподносить импортозамещение в сельском хозяйстве. Однако война санкций (ответные российские санкции коснулись именно ввоза зарубежного продовольствия) привела скорее к серьезному скачку цен на продукты и, вкупе с обвалом рубля, к провалу доходов населения. Причем как только рубль начал укрепляться, сразу пошел резкий рост импорта.

В силу самых разных причин — от погодных до экономических — Россия все равно не сможет конкурировать по соотношению цена/качество с более южными странами в части сельхозпродукции. А снижение покупательной способности стремительно беднеющих граждан вряд ли позволит сельхозпроизводителям и дальше существенно зарабатывать на импортозамещении. Что уж говорить о медицине и промышленности, где полное импортозамещение вовсе невозможно.

Можно сколько угодно говорить, что Россия экономически адаптировались к санкциям. Но само качество жизни сильно меняется. Даже если экономически — пусть скромненько и бедненько — страны могут жить под санкциями годами и десятилетиями (привет Ираку, Кубе, Северной Корее), то ни о каком их развитии говорить не приходится.

По сравнению с СССР современная Россия более уязвима перед санкциями, потому что многие наши технологии сильно завязаны на Запад.

По сути, перед Россией встает дилемма: будем ли мы и дальше годами жить с этой смирительной экономической рубашкой санкций, или все же будет выбран более гибкий курс политического маневра ради развития страны.

Бравада начальников в ее нынешнем виде неизбежно будет становиться все менее понятной широким народным массам: судьба Башара Асада народ никогда особо не волновала, а руководители ДНР с их смелыми идеями про Малороссию вызывают возражения даже со стороны руководителей ЛНР.

В случае жизни в логике осажденной крепости мы не только ментально, но и структурно возвращаемся в прошлое. К опоре на оборонную промышленность, поскольку другие отрасли без сотрудничества с Западом нам будет развивать почти невозможно. На центральном телевидении — постоянное ожидание агрессии от «враждебного мира» и поиски «неблагонадежных элементов» за каждым углом.

На горизонте снова тени плановой экономики: часть экспертов уже сегодня предлагает начать регулировать цены на продукты, что всегда приводит к их дефициту и только увеличивает их стоимость «из-под полы».

В общем, есть шанс вернуться ко всему, из-за чего СССР и проиграл в гонке вооружений Западу на фоне своей вопиющей экономической неэффективности.

Во втором случае нам придется искать пути выхода из политического тупика и постепенно менять риторику ради будущего своей страны. И вряд ли постепенное сближение с Западом и отказ от конфронтации — это более унизительная политика, чем превращение России в страну третьего мира.

Россия — великая держава, величие которой в решающей степени зависит от того, насколько важную роль она будет играть не только в мировой торговле оружием или «чемпионате мира по численности армий», но и в мировой экономике. В технологиях. В науке. Не говоря уже о том, что россияне своей историей точно выстрадали право на достойную жизнь, а не на постоянные лишения ради очередного непонятного и так никогда и не наступающего «светлого будущего» или героического прошлого.