Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Будущее убегает из страны

Можно ли удержать тех, кто не видит для себя перспектив жизни в России

Опросы показывают, что из России хотели бы уехать от 10 до 20 процентов граждан страны. Казалось бы, не так уж много. Но куда хуже, что среди них больше всего активных, молодых и высокообразованных людей. То есть тех, кто по идее должен был бы помочь стране конкурировать на мировых рынках.

Согласно данным свежего опроса ВЦИОМ, число людей, которые хотели бы перебраться на постоянное место жительства за границу, сейчас минимально за весь период наблюдений с 1991 года и составляет всего 10 процентов от числа опрошенных. Число же респондентов, которые такую возможность для себя не рассматривают, напротив, существенно выросло — с 70 процентов в 1991 году до рекордных 89 процентов в этом.

Реклама

Еще один интересный факт — среди тех, кто рассматривает возможность эмиграции в другую страну, все чаще раздаются голоса о том, что причиной для такого смелого шага является политика российских властей. Еще в 2014 году такого ответа не было вовсе, сегодня же таких людей уже 13 процентов среди тех, кто потенциально рассчитывает покинуть страну. Материальная же составляющая уже не так важна, как раньше. О «более высоком уровне жизни» как мотивации для переезда в предыдущие годы говорили от 40 до 50 с небольшим процентов, а теперь — только 33.

Цифры ВЦИОМ можно, конечно, интерпретировать в том духе, что у россиян проснулся небывалый патриотизм и больше они не видят для себя жизни на Западе. Но, как представляется, это поверхностное объяснение.

На деле ситуация куда сложнее. В прошлом году аналогичное исследование проводили и в Левада-центре, получив отличные от ВЦИОМ данные. Согласно тем оценкам, процент опрошенных, которые положительно ответили на вопрос о возможной эмиграции, был почти вдвое выше — 19 процентов сказали «да» или «скорее да» на вопрос о вероятной смене Родины. Причем речь о тех, кто собирался переехать за пределы бывшего СССР. По данным «Левады», это наибольший процент с 2013 года и существенно больше, чем в начале 90-х.

В том опросе среди причин для возможной эмиграции также лидировали экономические стимулы (более высокое качество жизни), а вот далее следовали преимущественно политические мотивации и экономические неурядицы у нас в России (то есть — по факту недовольство политикой властей). Респонденты говорили о желании обеспечить детям надежное будущее, стало быть, они полагают, что будущее России, мягко говоря, туманно. Упоминали и политическую обстановку в стране, и плохие условия для ведения бизнеса, и отсутствие защиты от произвола чиновников.

Сложно сказать, чем именно объясняется расхождение данных двух социологических служб. Вряд ли настроения за год так кардинально изменились. Скорее всего, дело в методологии и интерпретации полученных данных социологами.

Но все равно остается вопрос: эти 10 или 19 процентов — это много? Кажется, что не очень, ведь далеко не всякий, кто заявляет, что готов эмигрировать, завтра пойдет паковать чемоданы. «В принципе готов» в ответ на относительно неожиданный вопрос социологов совсем не означает, что человек через пару месяцев окажется в Германии.

Другое дело, что миллионы россиян уже сделали свой выбор и теперь живут за пределами нашей Родины. Так, с 1989 по 2015 год, по данным Росстата, Российскую Федерацию покинуло около 4,5 млн человек. И поток их все не иссякает.

Прошлой осенью эксперты Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина презентовали доклад «Эмиграция из России в конце XX – начале XXI века». В числе прочего эксперты указывали на несовпадение формальной статистики Росстата с данными, к примеру, статистической службы Германии. Например, как пишут эксперты КГИ, согласно данным немецкой статистической службы за период 2011–2014 годов в Германию иммигрировало немногим менее 97 тыс. человек, в то время как по данным Росстата — 16,3 тыс. человек. Это позволило экспертам сделать вывод о некорректности данных Росстата и оценить необходимость их корректировки в 3–4 раза в сторону увеличения.

В конце концов, очень широко распространена скрытая эмиграция, когда формально человек никаких связей с Россией не обрывал, а, к примеру, поехал учиться. После окончания учебы мало что может помешать ему не возвращаться в Россию, сохраняя при этом гражданство.

Эксперты КГИ сделали еще один интересный вывод, суть которого сводится к тому, что уезжают чаще люди с перспективой: успешные, образованные, молодые. «Наиболее высокие показатели доли лиц, желающих навсегда эмигрировать из России, наблюдаются у молодых людей с высшим образованием и у лиц среднего возраста с высшим образованием; у лиц, проживающих в крупнейших (Москве, Санкт-Петербурге) и крупных городах от 250 тыс. до 1 млн человек. Самый высокий уровень эмигрантских настроений среди студенческой молодежи. Реализуется этот потенциал через учебную и трудовую эмиграцию», — заключают эксперты.

Таким образом, проблема не только в том, что уезжает или хочет уехать какое-то большое количество людей, а в том, что уезжают те, от кого зависит успех всей страны и перспективы развития национальной экономики.

Получается замкнутый круг — эмигрантские настроения появляются по причине отсутствия перспектив, а отъезд граждан делает перспективы оставшихся еще более туманными.

Если оценки доклада КГИ недостаточно или имеются подозрения в ангажированности экспертов, то можно привести другой анализ со схожим результатом от экспертного центра совершенно другой идеологической направленности.

Русский академический фонд отправил на имя Сергея Шойгу предложения по части предоставления отсрочек от армии. В этом письме также было указано, что фонд обеспокоен резким ростом показателей эмиграции среди молодежи. И особенно тем, что за последние четыре года выросло число желающих получить «грин-карту», которая позволяет уехать в США. По данным фонда, в 2015 году более 265 тыс. участников программы были из России. Чтобы переломить тенденцию, в фонде предложили ограничить выезд за границу хотя бы для некоторых категорий молодых людей — например, выпускникам с красным дипломом — во благо национальной экономики, разумеется.

Сложно предположить, захотят ли власти реализовывать эту идею — мало ли у нас предложений от общественности, которые не превращаются даже в инициативы депутатов-заднескамеечников. Тем не менее про выездные визы в Госдуме уже говорили, а полицейским и вовсе запретили выезд даже на отдых в Турцию. Но одно точно — проблема отъезда талантливой молодежи из России обсуждается уже не только и даже не столько либеральными экспертами. И это в свою очередь может стать для молодых людей определенным сигналом — дескать, может, и стоит решиться на переезд, по крайней мере, пока такая возможность еще есть.