Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Куча вопросов

Как решить проблему не отдельной свалки, а всех мусорных полигонов России

Вид на территорию полигона бытовых отходов «Кучино» в Балашихе Сергей Бобылев/ТАСС
Вид на территорию полигона бытовых отходов «Кучино» в Балашихе

Закрытие свалки «Кучино» в Балашихе, несомненно, стало самым ярким событием Года экологии, объявленного в России в 2017 году. Но похожих свалок в России, на которые годами жалуются люди, которым «повезло» жить по соседству, десятки тысяч. И решить кучу проблем, связанных с этими кучами мусора, можно только комплексно: регулярными и продуманными мерами федеральных и местных властей,привлечением частного бизнеса. И, конечно, с непременным участием населения.

Свалка «Кучино» в Балашихе, или, говоря официально, полигон твердых бытовых отходов, была закрыта спустя всего восемь дней после того, как на «прямой линии» президента на нее пожаловались местные жители. Ближайшая к разросшемуся полигону деревня Фенино находится всего в 220 метрах от полигона, а еще в километре — крупный жилой городской массив.

Реклама

Само решение о закрытии принималось в рекордно авральном режиме и публично пересматривалось трижды. Сначала сразу после «прямой линии» на полигон выехал губернатор Московской области Андрей Воробьев, пообещав закрыть «Кучино» в 2019 году. Однако утром 22 июня появились сообщения, что президент Путин поручил министру природных ресурсов и экологии Сергею Донскому вместе с подмосковным губернатором закрыть полигон в течение месяца. Еще через пару часов Воробьев объявил, что свалку закроют прямо утром 23 июня.

Это действительно эпохальное решение. Его не удавалось принять больше 40 лет.

Полигон ТБО «Кучино» был открыт в 1964 году на месте отработанного глиняного карьера. Первоначально он использовался только для потребностей близлежащих городков. Но потом начал стремительно разрастаться. Сейчас это свалка площадью более 50 га, которая прекрасно видна из космоса. Сюда свозились бытовые и промышленные отходы со всей Москвы и Московской области.

Уже через 11 лет после открытия — еще при Брежневе, в 1975 году, — полигон собирались закрыть из-за вредного влияния на окружающие населенные пункты. Однако в итоге одну из крупнейших свалок страны тогда так и не закрыли, ограничившись только принятием мер по снижению вредного влияния на экологию.

Последние 20 лет полигоном управляло местное ЗАО «Заготовитель». Причем последняя лицензия на «деятельность по обезвреживанию и размещению отходов I–IV классов опасности» под №077925 была выдана этой компании совсем недавно — 31 октября 2016 года. То есть никаких планов закрывать свалку в ближайшее время явно не было.

Проблема полигона в Кучино усугубляется тем, что возле него протекает река Пехорка, которая полностью загрязнена отходами свалки и отравляет жизнь жителям Балашихи и других населенных пунктов Подмосковья.

Активисты и простые жители Железнодорожного и Балашихи не один десяток лет требовали от властей закрытия полигона — и вот наконец добились своего.

Теперь, по предварительным оценкам, на рекультивацию земель на месте «Кучино» потребуется два года и 4 млрд рублей.

На месте свалки обещают открыть парк экстрим-развлечений. Впрочем, есть большая вероятность, что экстремальные обонятельные ощущения будут гарантированы посетителям этих мест еще долго, независимо от наличия парка развлечений.

Министр экологии и природопользования Мособласти Александр Коган уже объявил, что до конца года будут закрыты мусорные полигоны в Чеховском, Пушкинском районах и Луховицах. Кроме того, в начале этого года закрыли полигон «Каурцево» в Наро-Фоминском районе. «С учетом того что полигон «Кучино» уже закрыт и что еще три полигона будут закрыты в Подмосковье до конца года, у нас остается 14 полигонов, которые имеют возможность принимать отходы. Мы в такой ситуации, что нам нужно строить заводы», — признал Коган.

И вот тут начинается самая большая проблема: люди категорически не хотят жить рядом со свалками и не верят в экологическую безвредность современных заводов по переработке твердых бытовых отходов. Протесты против строительства таких заводов периодически вспыхивали и в Москве, и в Подмосковье. А к раздельной утилизации мусора, широко распространенной в ряде государств, в России пока не привыкли. Мы даже не мусорить на улицах больших городов привыкаем с трудом.

Тема мусора в федеральной политике и конкретно на «прямой линии» президента всплыла не случайно. Еще 27 декабря 2016 года на заседании Госсовета, посвященном экологическим проблемам развития страны — и накануне провозглашения 2017 года Годом экологии в России, — Путин вполне конкретно обозначил масштабы проблемы: «Важная задача — обезвреживание отходов производства и потребления. Их общее количество сейчас составляет свыше 30 млрд тонн. Мусор выбрасывают где придется и как придется. И такие свалки занимают 48 тыс. га».

Президент тогда заявил, что законодатели уже ввели жесткие нормы утилизации и обезвреживания коммунальных отходов, но вступление в силу этих норм отложено на неопределенный срок. Потому что для соблюдения жестких санитарных норм при утилизации отходов требуется инфраструктура.

При этом современных заводов по переработке ТБО в России практически нет, практики раздельного сбора мусора — тоже.

Подобных «Кучино» свалок по стране, с большой долей вероятности, даже не тысячи, а десятки тысяч, в том числе неучтенные. И про них на «прямой линии» не спрашивали. На строительство заводов в любом случае понадобятся время и деньги — а свозить куда-то мусор надо каждый день. Новое жилищное строительство порождает новый мусор.

Даже если свалки управляются частными предприятиями, лицензии им выдают официальные органы. К тому же проблема хранения мусора — одна из тех, которая моментально объединяет людей, даже совершенно далеких от любой гражданской и политической активности. И свои претензии по поводу свалок люди адресовали и будут адресовать именно местным властям. А если не получится — попытаются достучаться до президента.

Хотя на 48 тыс. га российских свалок не хватит никаких «прямых линий» главы государства.

Проблема эта, впрочем, не только российская. «Мусорные войны» не редкость в мире. На всю планету прогремел конфликт мафии, которая держит бизнес (весьма прибыльный) по уборке мусора в Неаполе, с местными властями. В результате их конфликта Неаполь в буквальном смысле погрузился в горы мусора, который не вывозился с городских улиц несколько месяцев. Так что проблема контроля за бытовыми отходами — без преувеличения общечеловеческая и повсеместная.

В России в последнее время вновь возникла публичная мода на политические разговоры об инновациях, цифровой экономике и скором светлом высокотехнологичном будущем.

Проблема утилизации мусора — одна из тех, где эти розовые мечты о новой экономике наиболее выгодно для государства совместить с грубой и приземленной реальностью.

Постоянный контроль за соблюдением санитарных норм при жилищном строительстве и утилизации мусора — одна из очевидных постоянных задач государства и властей всех уровней. Не менее важная, чем защита прав собственности или безопасности граждан.

Конечно, важно развивать экологически чистые производства, энергосберегающие технологии, использовать максимально безвредное топливо. Но любые инновации собственно в производстве не отменят необходимости утилизировать мусор так, чтобы мы с вами не чувствовали себя жителями большой зловонной свалки. В России очень большая территория, и нам всегда казалось, что, раз у нас столько земли, можно легко и безнаказанно гадить на бескрайних просторах отчизны. Но в результате мы только отравляем себе жизнь — в прямом и переносном смысле.