Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ветер перемен

Что должно измениться после московского урагана, чтобы люди не гибли в погодных катаклизмах

__is_photorep_included10697963: 1

Самый сильный ураган в Московском регионе — кто-то говорит, что за 100 лет, кто-то — что за все время метеонаблюдений, которым примерно полтора века, — по своим последствиям оказался сродни самым резонансным терактам. Погибли 16 человек: 11 в Москве и пятеро в Подмосковье. Около 170 ранены, причем восемь человек — в тяжелом состоянии. Естественный вопрос, который возникает после подобных трагедий: что мы (коммунальные службы, МЧС, государство в целом, сами граждане) сделали не так и что должно измениться, чтобы в следующий раз жертв было меньше или не было вовсе?

Что должны делать власти, более или менее понятно. Следить за состоянием крыш и деревьев (трухлявые опасны при урагане в первую очередь). Максимально качественно делать остановки общественного транспорта. Это не значит, что они не упадут при урагане разрушительной силы, но надо все-таки минимизировать такую возможность. Обязанность метеорологов, МЧС и средств массовой информации — оповещать людей заранее о погодной стихии всеми возможными способами. Ураганы не формируются моментально — время разглядеть надвигающуюся угрозу есть.

Наша личная обязанность — следить за прогнозом погоды. Подумать, где парковать машину, где и как ходить пешком, если на завтра обещают «ливни с грозами и ураган».

Что было по факту в московском урагане 29 мая? СМИ со ссылкой на МЧС еще 28-го стали публиковать сообщения об «оранжевом уровне» погодной опасности. Но это цветоделение подавляющему большинству граждан незнакомо: при словах «оранжевая опасность» с подачи телевизора у них скорее возникают ассоциации с «цветными революциями».

Реклама

Сотовые операторы подтвердили, что перед ураганом рассылки SMS-сообщений были: одна — по Москве и одна — по Московской области. При этом соцсети переполнены сообщениями от тех, кто никаких тревожных SMS не получал. Люди в комментариях обрушивают гнев и на МЧС, и на сотовых операторов, которые охотно рассылают абонентам всевозможный рекламный спам, но не могут внятно предупредить о смертельной опасности.

Начальник управления информации МЧС России Алексей Вагутович заявил, что москвичей достаточно проинформировали про ураган в столице. «Информирование было достаточным. Было организовано SMS-информирование, и все операторы получили необходимый текст для рассылки. Помимо SMS информация давалась в СМИ», — сказал Вагутович. По его словам, население информировали и другими способами, в том числе при помощи соцсетей и бегущей строки в транспорте.

«По радио и телевидению сообщалось, что «оранжевый уровень» опасности», — сказал представитель МЧС. На вопрос, как предупреждать тех, у кого нет телевидения и радио, Вагутович ответил: «А почему мы должны? Информация дается — кто хочет, тот ее получает. А если вы читать не умеете, мне что с вами делать тогда?»

Конечно, вопрос «а почему мы должны?» из уст представителя ведомства спасателей звучит, мягко говоря, странно. Особенно на фоне погибших людей. Но, с другой стороны, такие ситуации показывают, насколько устарели или недостаточны сами способы информирования о природных катаклизмах. Сообщение про «оранжевый уровень погодной опасности» изначально звучит загадочно. Нам надо попроще: «С такого-то по такое-то время такого-то числа из-за урагана есть угроза жизни; не ходите туда-то и туда-то».

Уже после урагана Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, кстати, сообщила о новой рассылке по SMS: на 31 мая в Москве и Московской области объявлен другой уровень угрозы — на этот раз «желтый». «Степень интенсивности опасных явлений: Желтый — погода потенциально опасна», — говорится в сообщении.

Сами эсэмэски сегодня тоже выглядят явно не самым удобным форматом. По крайней мере, в больших городах надо использовать и всевозможные уличные экраны и уж точно все типы медиа и соцсетей.

Но все-таки главная перемена должна произойти в нас самих. Понятно, что даже самое понятное предупреждение не заставит людей сидеть дома. У некоторых есть действительно неотложные дела, да и угадать, где конкретно окажется ураган с точностью до минуты, мы не можем. Мы должны понимать: от погодных катаклизмов нас вряд ли кто-то спасет.

Граждане, даже предупрежденные, не особо знают, что делать, куда бежать, где прятаться в критических ситуациях. Советская подготовка с постоянным тренировками по гражданской обороне со школьных лет и шуточками про бомбоубежище («в случае объявления о ядерном взрыве накрыться белой простыней и медленно, без паники, ползти по направлению к кладбищу») уже не особо помогает. Нужна детальная, подробная, постоянная информация — по телевизору, на сайте МЧС, в СМИ. Ясные и точные инструкции.

Человечество часто откровенно бессильно перед стихией. Достаточно вспомнить хотя бы трагедию Нового Орлеана, когда 29 августа 2005 года ураган «Катрина», о котором честно предупреждали за несколько суток, затопил почти 80% площади города. Тогда погибли 1836 человек, весь мир обошли страшные кадры, как голодные одичавшие люди пытались вырвать друг у друга остатки еды и воды.

Нам самим надо следить за прогнозами погоды. Тем более что в сети уже есть не просто «сайты с погодой», но даже сервисы, на которых можно в режиме реального времени видеть, как движутся по карте в реальном времени дожди и грозовые фронты. Такие приложения можно скачать на телефон.

Видимо, надо привыкать к погодным сюрпризам.

Метеорологи говорят, что из-за глобального потепления увеличивается количество экстремальных событий. Снег в мае, жара зимой, ураганы, тропические дожди, засухи становятся все более обычным явлением. Если мы следим за погодой и понимаем, как у нас в городах кладут асфальт и кроют крыши, как ставят остановки и где растут деревья, — надо самим пытаться избегать конкретных потенциально опасных мест. Быть МЧС для себя и своих детей.

В конечном счете лозунг «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих» применительно к стихийным бедствиям, кажется, становится буквальным руководством к действию.