Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

И съели «кузнеца»

Почему стратегия «лучше меньше да лучше» не работает в российском спорте

Вратарь «Металлурга» во время матча чемпионата КХЛ между командами СКА (Санкт-Петербург)... Александр Демьянчук/ТАСС
Вратарь «Металлурга» во время матча чемпионата КХЛ между командами СКА (Санкт-Петербург) и «Металлург» (Новокузнецк), январь 2016 года

Пока общественность активно обсуждала новости на культурно-театральном фронте, не менее интересные события произошли в российском хоккее. Континентальная хоккейная лига представила новую стратегию развития до 2023 года. И ее жертвой, как обычно у нас бывает, выдержанной в духе «за все хорошее и против всего плохого», пал новокузнецкий «Металлург». Важно здесь то, как непродуманные решения в конкретном виде спорта могут отразиться социальными последствиями.

«Металлург», пусть и занявший в прошлом сезоне последнее место в регулярном чемпионате КХЛ, но не имеющий долгов, исключили из лиги решением совета директоров без объяснения причин. Фокус в том, что КХЛ — так называемая закрытая лига. То есть из нее в принципе нельзя исключать по спортивному принципу, а только если у команды нет необходимых финансовых гарантий или местный дворец спорта не соответствует стандартам лиги. По всем этим признакам новокузнецкий «Металлург» должны были оставить.

Решение исключить из КХЛ новокузнецкий «Металлург» вызвало в нашем хоккейном мире недоумение и даже шок.

Реклама

Вот как, например, эмоционально отреагировал на эту новость бывший главный тренер сборной России Вячеслав Быков: «Вы меня не разыгрываете?.. Я слышал, что у нас недостаточно хороших игроков на все 29 клубов. И этот аргумент точно не выдерживает критики. Вот в КХЛ вкладываются большие средства, в первые команды. Но ведь хорошие игроки появляются благодаря Новокузнецку, и они потом подпитывают клубы-фавориты. Что же вы, ребята, хотите спилить сук, на котором сидите? Лбом упасть захотели? И теперь корите «Металлург» за последнее место? Сами засовываете клуб в дыру, обедняя состав, — а потом убрать его хотите? Или просто помочь «Кузне», сохранить ребят и их будущее? Зачем же губить на корню?»

КХЛ собирается уменьшить за шесть лет число команд до 24 (в прошлом году их было 29), чтобы сделать лигу более конкурентоспособной. До сих пор у лиги была прямо противоположная стратегия — расширять состав участников, причем преимущественно за счет Европы. Соответствующие договоренности о появлении клубов КХЛ были достигнуты даже с Лондоном и Миланом.

Но потом случилась «крымская весна», и триумфальное шествие КХЛ в Европу по политическим причинам резко затормозилось.

Зато удалось создать хоккейный клуб в далеком от хоккея Китае — и в нем даже есть несколько китайских игроков. Хотя там на хоккей почти никто не ходит (матчи местной команды «Куньлунь Ред Стар» в ее первом сезоне проходили при полупустых трибунах, и явно не будет аншлагов во втором).

Теперь «легенда» поменялась на 180 градусов: лигу неожиданно решили сокращать, убирая из нее бедные клубы и постепенно выравнивая зарплаты.

В 2023 году КХЛ, согласно планам нового руководства лиги (кстати, весьма далекого от хоккея), должна стать «ведущей международной хоккейной лигой Евразии со штаб-квартирой в Москве». Зачем для этого изгонять из лиги российские команды, имеющие самые лучшие детские школы (как в случае новокузнецкого «Металлурга»), не очень понятно. Тем более что и сейчас КХЛ — ведущая евразийская (за счет двух клубов из Китая и Казахстана) лига. Сильнейшая в Европе и Азии, чего никто не отрицает. И штаб-квартира у нее в Москве.

Выходит, формальная цель новой стратегии — добиться того, что уже и так есть по факту.

А вот выравнивание зарплат вряд ли получится. Право за небольшой «налог на роскошь» превышать потолок зарплат все равно останется. А это значит, что живущие на деньги крупных корпораций питерский СКА и столичный ЦСКА все равно будут выкупать у провинциальных команд их лучших игроков. А остальные молодые звезды будут, как и сейчас, при первой возможности уезжать за океан. Если смотреть на финансовую ситуацию, то у половины клубов лиги есть или были задержки по зарплате, вплоть до московского «Динамо», которому вряд ли светит исключение. А у Новокузнецка зарплаты хоть и маленькие, но платят их исправно.

Канадо-американская Национальная хоккейная лига, на которую так хочет походить наша КХЛ, почему-то не сокращает, а увеличивает состав: в новом сезоне там появится команда из Лас-Вегаса и всего их станет 31. При этом сама НХЛ не дает обанкротиться клубам, попавшим в трудную финансовую ситуацию. А если возникают большие бизнес-проблемы или владелец просто решает продать клуб, он просто переезжает из одного города в другой. Но не исключается из лиги «советом директоров».

В итоге, похоже, вся стратегия КХЛ в нынешнем виде сведется к урезанию расходов и принципу «добей слабого».

По итогам следующего чемпионата еще три клуба по «спортивно-финансовому результату» покинут лигу либо будут переведены в Высшую хоккейную лигу (это касается российских команд). Среди кандидатов на удаление из КХЛ — тольяттинская «Лада», ханты-мансийская «Югра» и хабаровский «Амур». Причем если в Ханты-Мансийске еще есть некоторые зрелища (те же лыжные гонки и биатлон), то Новокузнецк и Тольятти в прямом смысле слова живут хоккеем. И в Хабаровске на домашних матчах «Амура» в регулярном чемпионате всегда аншлаг. Тогда как в Москве никакой хоккейный матч даже в плей-офф не собирает полного дворца спорта.

Одна из задач новой стратегии КХЛ — повысить популярность хоккея на российском ТВ на 30%. Считать, видимо, будут по рейтингам трансляций. Только две-три богатые команды, регулярно разыгрывающие между собой титул, новых телезрителей явно не приманят. Между тем хоккей существует прежде всего для болельщиков, а не для спонсоров и не для совета директоров КХЛ.

Российские власти опять полюбили использовать хоккей в качестве национальной идеи. И сами в него играют. И твердят о величии хоккейных традиций — официально вернули сборной России советское название «Красная машина». Но при этом хоккей уничтожается там, где воспитывают игроков, становящихся потом лицом страны и внутри России, и в мире. Тех, кто способен сделать образ «Красной машины» победной реальностью, а не красивой пропагандистской метафорой. Олимпиаду наша сборная не может выиграть уже 25 лет.