«Ты врешь, Леша!»

Почему Алишер Усманов перешел на язык блогеров

Ответ Алишера Усманова Алексею Навальному показывает, что в российском обществе остался практически один механизм для разрешения споров — прямая апелляция к общественному мнению. Никаких иных институтов и механизмов защиты, не ангажированных кем-то из участников спора, по сути, не осталось. Причем и для оппозиции, и для власти, и для крупного бизнеса.

Видеообращение бизнесмена к оппозиционеру — почти сенсация для российского общественно-политического ландшафта. Российский бизнес в целом привык к тому, что «большие деньги любят тишину», и потому крупные российские бизнесмены всерьез не любят публичность. Даже в тех случаях, когда речь идет о компаниях и бизнесменах, которых сложно упрекнуть в какой-то особой нелюбви к общественной активности, предприниматели не стремятся отвечать на публичные обвинения.

Реклама

Логика в этом есть, прежде всего — сугубо информационная.

Отвечая даже на самые абсурдные обвинения, человек с высоким социальным статусом ставит обвинителя с собой на один уровень, по крайней мере в символическом плане.

То есть любой «человек из интернета» становится на время равным «глубоко уважаемому» человеку. Примерно по той же логике ни один из безальтернативных кандидатов, включая основных претендентов на президентский пост со времен Бориса Ельцина, не ходит на предвыборные дебаты. Оппонировать Жириновскому или Богданову кандидатам не с руки — небезосновательно считается, что таким образом повышаешь только рейтинг конкурента.

Однако Усманов презрел эти условности и публично ответил Алексею Навальному на обвинения, которые тот в разное время и в разных форматах против бизнесмена выдвигал. Не то чтобы Усманов тут был первым. До этого в дебатах с Навальным уже сходились глава «Роснано» Анатолий Чубайс и телеведущий Владимир Познер. На дебаты Усманов Навального не вызывал — полемика между ними идет в заочном режиме. Впрочем, и прямой обмен репликами не исключен: предприниматель в данный момент судится с Навальным как раз по поводу обвинений на его счет. И видеообращение, на которое Навальный уже пообещал ответить, несомненно, приурочено к началу довольно громкого процесса.

Сможет ли обмен видеообвинениями склонить симпатии публики на чью-то сторону? Вполне вероятно, что да. И тут Усманов оказывается в заведомо проигрышной ситуации.

В общении с интернет-аудиторией Навальный чувствует себя как рыба в воде — это его среда и его публика.

И тем не менее Усманов пошел на такой рискованный шаг: вступить в бой очевидно на чужой территории. Понятно, что бизнесмена могло задеть (и, вероятно, лично задело) старое обвинение в изнасиловании, которое в одном из своих блогов воспроизводил Навальный. Или же сама логика оппозиционера, что олигарх все свои капиталы украл. Или по совокупности — накопилось, как говорится.

Интересно, что в результате получается практически уникальный в российской истории жанр «видеообращение олигарха к топ-блогеру из несистемной оппозиции». Но это вполне объяснимо. Усманов и его консультанты хорошо понимают, что на обвинения, аудитория которых в интернете уже составляет много миллионов, ответ районного суда города Москвы — это не ответ.

На решения суда многие люди по привычке смотрят с известным скепсисом, согласно старой поговорке про «закон что дышло, куда повернул — туда и вышло». Тем более когда с одной стороны в суде защищает свои интересы крупный бизнесмен.

Кстати, именно в этом интересен факт обращения Усманова к Навальному. Похоже, что предприниматель вполне отдает себе отчет, что даже положительное решение суда мало что даст ему в глазах общественности — как бизнесмен, Усманов должен быть неплохо осведомлен об особенностях работы российской судебной системы. А также понимает, что никакого другого института или механизма арбитража, где он мог бы объясниться и получить уважаемое большинством решение в свою пользу, просто нет.

Нет никакой репутационной коллегии, парламентских слушаний или промышленной палаты, где он смог бы оправдаться в глазах широкой общественности и чей вердикт был бы всерьез ею воспринят.

А уж избавить наш крупный бизнес от обвинительного по умолчанию вердикта общественности по отношению к «разворовавшим страну» олигархам (на этих настроениях, кстати, Навальный довольно успешно играет) сможет разве что Страшный суд, но никак не Люблинский районный суд города Москвы.

Потому и остается один вариант — обратиться напрямую к публике в интернете. Дело для крупного бизнесмена, конечно, новое, но других вариантов, пожалуй, и не остается. Вряд ли тех же «школьников Навального» (да и всю группу поклонников блогера-оппозиционера) обращение Усманова хоть в чем-то убедит. Но попытку стоит занести бизнесмену в актив — он хотя бы постарался быть услышанным.

Прямая апелляция к аудитории в интернете давно использует отстраненная от крупных массмедиа (прежде всего — отечественных телеканалов) российская оппозиция. Но вот же фокус какой: представители и власти, и крупного бизнеса все чаще пользуются теми же механизмами, понимая, что ручному телевизору цена в плане донесения своей позиции до думающей аудитории — три копейки.