Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Право быть Грозным

Почему властям необходимо отреагировать на скандал вокруг «Новой газеты»

В России нет законодательного запрета на любую сексуальную ориентацию. В России нельзя пытать и убивать людей. В России нельзя угрожать расправой журналистам. Для государства крайне опасно, когда религиозные или национальные традиции становятся оправданием для нарушений этих запретов.

В начале месяца «Новая газета» опубликовала материал о том, что в Чечне якобы пытают и вымогают деньги у людей нетрадиционной сексуальной ориентации. И о том, что занимаются этим сотрудники местных правоохранительных органов. При этом газета утверждала, что были убиты как минимум три человека.

После публикации генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд призвал уполномоченного по правам человека в России Татьяну Москалькову проверить информацию о нарушении прав представителей ЛГБТ-сообщества в Чечне. Никакой реакции российского омбудсмена или федеральных следственных органов не последовало. Зато отреагировали власти Чечни.

3 апреля в центральной мечети Грозного состоялось экстренное собрание представителей 24 чеченских вирдов (кланов), исламских богословов и так называемых «лидеров общественного мнения республики» — всего, по официальным данным, 15 тысяч человек. То есть, по меркам Чечни с населением 1,4 млн человек, прошло внушительное массовое мероприятие: в нем принял участие каждый сотый житель республики. В масштабах всей России это как если бы на улицы одномоментно вышли около 1,5 млн человек.

На этом собрании советник главы Чечни Адам Шахидов — то есть официальный представитель власти республики — обвинил «Новую газету» в клевете и обозначил «врагов нашей веры и нашей родины». Все это показали по местному телевидению.

По результатам собрания была принята резолюция, второй пункт которой гласит: «Ввиду того, что нанесено оскорбление вековым устоям чеченского общества и достоинству мужчин-чеченцев, а также нашей вере, мы обещаем, что возмездие настигнет истинных подстрекателей, где бы и кем бы они ни были, без срока давности». В «Новой» посчитали, что эта резолюция «подталкивает религиозных фанатиков к расправе над журналистами».

Первая реакция Кремля последовала спустя две недели.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил, что достоверной информации о преследовании в Чеченской Республике людей нетрадиционной сексуальной ориентации нет. «Мы не обладаем какой-либо достоверной информацией о каких-либо проблемах в этой области в субъекте Российской Федерации Чеченской Республике. Мы с вниманием относимся к сообщениям СМИ, однако при всем желании мы не можем воспринимать эти сообщения как проверенную информацию», — заявил Песков. Но ведь проверенной информации и не будет, пока ее не проверят обладающие соответствующими полномочиями правоохранительные органы. «Новая газета» потребовала у суда обязать СК проверить статью о геях в Чечне.

Также Песков заявил, что Кремлю неизвестно о каких-либо поступающих в правоохранительные органы обращениях или жалобах представителей нетрадиционной сексуальной ориентации на этот счет. Однако многие знакомые с ситуацией в современной Чечне утверждают, что это неудивительно. Совершать «каминг-аут», жаловаться на угрозы или пытки геев здесь может быть чревато разными последствиями.

Гневная реакция на расследование журналистов объясняется тем, что это не просто расследование громких убийств с «чеченским следом». К слову, такой след, по официальной версии следствия, есть по крайней мере в двух получивших всемирный резонанс преступлениях последнего десятилетия — убийствах журналистки все той же «Новой газеты» Анны Политковской и бывшего первого вице-премьера РФ Бориса Немцова. На этот раз речь идет о расследовании, которое теоретически может доказать, что в Чечне в принципе возможны убийства и пытки по отношению к людям нетрадиционной сексуальной ориентации.

Такая постановка вопроса вызвала резкое неприятие Хеды Саратовой, члена Совета по правам человека Чечни. По ее словам, клевета заключается в самом факте признания наличия геев Чечне, а задержанные из текста «Новой газеты» (факт задержания Саратова тем самым признала) — «пособники террористов».

Для властей Чечни утверждение, что здесь есть люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией, выглядит практически как личное оскорбление. В этом плане в республике, видимо, сложился в том числе общественный консенсус.

Но если в тексте «Новой» про пытки и убийства геев в Чечне содержится клевета — можно смело подавать в суд. За клевету и, кстати, за оскорбление чувств верующих теперь в России по закону есть и такая возможность. Понятно, что особого доверия к правосудию, особенно если дело получает политический окрас, у нас нет. Но тем не менее легальные инструменты выразить возмущение существуют. Однако к суду представители республики почему-то решили не прибегать.

Тут мы явно имеем дело с радикальной формой общественной реакции, и выбрана она, видимо, сознательно. Резолюция выглядит как прозрачный призыв к наказанию для журналистов и их информаторов под религиозным прикрытием. Именно поэтому в данном случае необходима предельно внятная публичная официальная реакция федеральных и чеченских властей. Кулуарные разговоры политиков тут уже могут не помочь. Запросто могут найтись «активисты», которые решат ускорить «возмездие», ни с кем не посоветовавшись и не узнав, что на закрытой встрече на верхах договорились эту тему больше не трогать.

После официального обращения главного редактора «Новой газеты» к президенту (факт обращения подтвердил Песков), после того как эта история стала публичной, предотвращение любых попыток насилия в отношении коллектива «Новой» автоматически становится зоной ответственности федеральных властей. Если никакой реакции не последует и сейчас, то это ставит под вопрос монополию государства на насилие. В этом видится логическое противоречие и — что важнее — угроза для страны.