Песня для Киева

Как расценивать выбор российской участницы «Евровидения»

Решение отправить от России на «Евровидение» Юлию Самойлову — девушку, с детства передвигающуюся в инвалидной коляске и выступавшую на открытии Паралимпиады-2014 в Сочи, с песней «Flame Is Burning», — стало сенсацией. Конечно, хотелось бы, чтобы не политической, а чисто творческой, но с учетом того, что песенный конкурс в этом году пройдет в Киеве, это вряд ли возможно.

Хорошо, что Россия в итоге решила не бойкотировать «Евровидение». А такие призывы были, от представителей старшего поколения российской эстрады: от известного своей радикальной антиукраинской позицией Иосифа Кобзона до успевшего поучаствовать в конкурсе во всех возможных качествах (певца, композитора и продюсера) Филиппа Киркорова. К слову, узнав о выборе Первого канала, Иосиф Кобзон не изменил мнения, публично выступив против участия Самойловой в «коммерческо-политическом шоу». Хотя когда это «коммерческо-политическое шоу» (ставшее таковым очень давно) выигрывал Дима Билан, Кобзон почему-то не возмущался.

Теперь ход за Украиной — хватит ли у тамошних политиков ума и такта не запрещать Юлии въезд в Киев из-за выступления в Крыму. Подобные разговоры уже начались, а СБУ собирается провести проверку факта выступления там Самойловой.

Менее радикальные граждане Украины предлагают ответить России симметрично, выкупив за счет бюджета первые ряды на «Евровидении» и отдать их тем, кто потерял возможность ходить из-за войны в Донбассе.

В общем, шоу (как и в прошлом году, когда выросшая в Крыму украинская певица Джамала спела песню «1944», посвященную сталинской депортации крымских татар) ожидается не столько песенное, сколько военно-политическое. Во всяком случае, для России и Украины точно.

Конечно, плохо, когда чувствами людей в своих интересах играют политики, но если уж так повелось, пусть уж лучше играют хорошими чувствами, чем плохими. Будет здорово, если осуществится мечта девушки, которая, как она говорит, всегда мечтала выступить на главном европейском песенном конкурсе. К сожалению, обычная человечность — крайне редко встречающийся мотив в решениях властей последнего времени. Человечным в современной системе ценностей теперь быть не модно. Модно быть сильным, решительным, непреклонным к врагам.

Скандал прошлой недели, когда на шоу «Минута славы» некорректные высказывания Владимира Познера и Ренаты Литвиновой в адрес танцора без ноги Евгения Смирнова вызвали массовое возмущение, теперь приобретает новый оттенок. Напрашивается два предположения: или этот скандал был специально срежиссирован, чтобы проверить реакцию граждан, или он только укрепил авторов идеи в том, что выбор певицы в инвалидной коляске — отличное решение. С учетом того, что выбор конкурсанта «Евровидения» был принят явно задолго до официального объявления 12 марта, больше верится в первое.

Россия в данном случае заранее ограждает своего представителя от любых политических нападок, делая их заведомо бесчеловечными.

Дмитрий Песков уже заявил, что в Кремле не видят ничего провокационного в выборе участницы от России. Хотя сироты и инвалиды — всегда мощное моральное оружие в политической борьбе. С одной стороны, это, конечно, «запрещенный прием», как высказался в адрес танцора без ноги Владимир Познер. С другой — решение вполне в духе европейской и, шире, западной политкорректности, которую мы на словах сильно не любим. Такой классический манифест равных возможностей. Что, кстати, лишний раз подтверждает: различий в наших ценностях с Европой куда меньше, чем кажется.

При всей критике Запада конкурс «Евровидение» давно стал квинтэссенцией желания России покорить Европу, понравиться ей. Каждая трансляция финала конкурса превращается у нас в шоу с выяснением отношений: какие страны нас любят и какие не любят. При этом мало кто обсуждает собственно качество песен и пения.

Но в случае с Юлей Самойловой как-то особенно хочется, чтобы зрители воспринимали это выступление исключительно как участие талантливой российской певицы в конкурсе песни.

Причем важно поступить именно так, даже если включат машину пропаганды оппоненты нашей страны. Только очищенная от политической шелухи чисто человеческая реакция в России на выступление Самойловой будет правильной. Иначе мы сами подставим девушку, и так много испытавшую в своей жизни.

Разумеется, трудно рассматривать выбор участника «Евровидения» от России для конкурса в Киеве (практически, в «логове врага») вне широкого политического контекста отношений России с Украиной и Европой. Понятно, что любая негативная реакция на выступление Юли Самойловой в зале не сделает чести публике. Освистывать инвалида подло в любом случае. Еще большей глупостью стал бы запрет на ее участие в конкурсе.

Украинцы имеют полное право как угодно относиться к России, но Юлия Самойлова уж точно не виновата в том, что случилось между двумя странами.

При этом если Россия не займет высокого места — к слову, при всех разговорах о политизации конкурса, россияне занимали на нем призовые места даже после 2014 года, несмотря на резкое ухудшение отношений с Европой, — очень не хотелось бы, чтобы с нашей стороны вновь полились публичные обвинения в предвзятости. Своим отношением к делу Юля заслужила того, чтобы ее творчество оценивали без этой по-человечески понятной, но в данном случае неуместной снисходительной жалости.

Юля Самойлова, к слову, родилась здоровым ребенком, став инвалидом из-за неудачной прививки. Девушка с 11 лет участвует в конкурсах, из принципа стараясь жить полноценной жизнью, не замечая своей инвалидности. Так что она как раз не эксплуатирует «комплекс жертвы».

Поэтому, прежде всего, хочется пожелать удачного выступления самой Юле. Она и ее песня, а не отношения России с Украиной и Европой — главное на этом конкурсе для тех, кто умеет отделять общечеловеческое от политического.