Пенсионный советник

Казань на сдачу

Насколько устойчива финансовая система страны

Вкладчики Татфондбанка около кабинета министров Татарстана, 4 марта 2017 года Михаил Захаров/«Казанский репортер»/kazanreporter.ru
Вкладчики Татфондбанка около кабинета министров Татарстана, 4 марта 2017 года

Отзыв лицензий сразу у трех банков Татарстана, в том числе у второго по величине в республике и 42-го в России Татфондбанка, спровоцировал крупнейший региональный банковский кризис. И его последствия могут выйти далеко за пределы Казанского кремля.

Кроме трех официально лишившихся лицензий банков еще несколько кредитных организаций оказались под ударом, потому что тесно связаны с «покойными». Затрещала и вся финансовая система республики из-за финансовой паники. При этом новости из Татарстана пугают людей и в других регионах: если такое случилось в благополучном регионе-доноре — значит, может произойти в любой момент где угодно?

И не пора ли бежать в банки спасать свои кровные?

Отзыв лицензии у Татфондбанка (его активы составляли 21,3% от активов всей банковской системы республики, доля капитала — 18,1%, в этом банке хранилось почти 26% суммы всех вкладов физических лиц в Татарстане и 11,5% средств юридических лиц) вскрыл сразу несколько опасных проблем федерального уровня.

Во-первых, банковская отчетность в России систематически искажается. Центробанк это признает, но мало что может сделать. Обычно дыры в балансах банков вскрываются либо после отзыва лицензии, либо после объявления моратория на исполнение финансовых обязательств — в Татфондбанке это случилось 15 декабря 2016 года.

Во-вторых, даже наличие в банке крупной доли государства не дает гарантий надежности: в Татфондбанке почти 42% принадлежало министерству имущества и земельных отношений Татарстана, а председатель правления банка Роберт Мусин, арестованный в субботу, был в свое время министром финансов республики и многократно депутатом Госсовета Татарстана.

В-третьих, под сомнением оказывается финансовая прочность даже богатых российских регионов. Одно дело, когда несколько лет назад случился массовый отзыв лицензий у местных банков в бедном дотационном Дагестане, и совсем другое — когда в процветающем по всем отчетам Татарстане.

Показательно, что «банкопад» в Татарстане случился через пару дней после заявления премьер-министра Дмитрия Медведева на инвестиционном форуме в Сочи, что Россия вышла из кризиса.

Сегодня под ударом оказалась вся банковская система и финансовая стабильность региона, который занимает пятое место в России по объему внешнеторгового оборота, восьмое — по объему валового регионального продукта, входит в тройку главных производителей сельхозпродукции, в пятерку — по вводу жилья и объему инвестиций в основной капитал, в десятку — по обороту розничной торговли.

При этом Татарстан — последний крупный и богатый российский регион, где вся ключевая собственность по-прежнему контролируется местной элитой, а не федеральным центром или «всероссийскими» олигархами. Более того, в Татарстане за все время существования постсоветской России фактически не было реальной смены власти. Нынешний президент республики Рустам Минниханов — многолетний глава правительства при Шаймиеве.

Там во многом продолжаются «ельцинские времена» со знаменитой формулой той эпохи «берите столько суверенитета, сколько сможете унести».

Сразу после отзыва лицензии Центробанк на экстренном брифинге заявил, что видел проблемы Татфондбанка еще в мае 2016 года и надеялся, что их оплатят исключительно местные власти. Однако в марте 2016 года Татфондбанк получил на санацию банк «Советский» — значит, как санатора его проверяли на самом высоком уровне банковского надзора. Но почему-то никаких проблем не нашли. Под вопрос поставлено качество всего банковского надзора в стране.

Впрочем, если каждый год лишается лицензии почти 100 банков, волей-неволей возникают мысли, что проблема не только в пациентах, но и в докторе.

Представители ЦБ не раз заявляли, что в результате «зачистки» банковского сектора к 2019 году в стране останется не больше 400 кредитных организаций. Правда, когда речь шла о мелких «отмывочных» конторах — это один разговор, а когда зашла о системообразующих банках — совсем другой.

Глава комитета Госдумы по финансовым рынкам Анатолий Аксаков назвал отзыв лицензии у Татфондбанка «печальной историей». «Кого мне жалко, так это Анкор-банк (банк, находящийся на 233-м месте по величине активов, также в минувшую пятницу лишился лицензии. — «Газета.Ru»). Нормальный был банк, работающий с малым бизнесом. Видимо, в этом случае сработал принцип домино, так как «Анкор» держал часть средств на корсчетах в Татфондбанке», — сказал он.

Здесь стоит напомнить, что банковский кризис в Татарстане спровоцировал практически невиданный в последнее время публичный финансовый конфликт между центром и регионом.

26 декабря 2016 года на фоне нарастающих проблем с местными банками Рустам Минниханов резко раскритиковал политику федерального центра по отношению к регионам-донорам.

На заседании Госсовета РТ он заявил, что считает решение спонсировать дотационные регионы за счет успешных субъектов Федерации непродуманным: «Мы понимаем, что нужно поддерживать регионы-реципиенты, но не за счет ухудшения ситуации, которую мы имеем. На следующий год по отношению к этому году мы имеем минус 8 млрд рублей. То есть весь заработок за следующий год, если мы хорошо поработаем, уйдет на покрытие того, что у нас изъяли».

А глава Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин на том же заседании предложил оставлять половину заработанных регионами денег на местах. В ответ 29 декабря на бюджетном совещании премьер Дмитрий Медведев заявил, что федеральный центр не пойдет на уступки и не будет возвращать в регионы-доноры заработанные ими средства.

Теперь мы имеем по факту попытку штурма обманутыми клиентами Татфондбанка Дома правительства в Казани, ультиматум вкладчиков с требованием выплатить им их деньги с помощью бюджета республики и госкорпораций, подорванное доверие инвесторов к одному из самых стабильных и предсказуемых российских регионов плюс сомнения в способности государства адекватно оценивать финансовое состояние банков.

Очевидно, что ни проблемы банков, ни проблемы бюджетного федерализма, ни проблемы финансовой устойчивости регионов никуда не денутся. Не говоря уже о возможной финансовой панике в период подготовки к президентским выборам.

Если регионы увидят, что центр не помогает им в сложных ситуациях, это может вызвать крайне неприятные последствия.

Так что, похоже, центру все равно придется помогать Татарстану деньгами — в частности, стать гарантом непотопляемости крупнейшего банка региона «Ак Барс», через который идут бюджетные платежи.

Крупнейший в России региональный банковский кризис ясно дал понять, что экономические проблемы невозможно заболтать, а финансовая стабильность страны сильно преувеличена. Если добавить к продолжающемуся «банкопаду» растущие долги по зарплатам, станет понятно, что победные рапорты чиновников о возобновлении экономического роста и «рекордно низкой инфляции» вряд ли способны успокоить людей, когда они теряют свои кровные.