Пенсионный советник

Своих не отставляем

Зачем понадобилось успокаивать экс-губернаторов

Владимир Путин провел встречу с недавно ушедшими в отставку главами регионов. Президент поблагодарил отставных губернаторов за проделанную работу, отметил изменения в лучшую сторону в их теперь уже бывших регионах, пообещал и дальше использовать их «знания и опыт». Читая стенограмму, даже непонятно, зачем вообще понадобилось увольнять таких хороших руководителей. Да и никогда раньше встреч в подобном формате не проводилось. Почему она понадобилась сейчас?

С начала февраля в отставку ушли сразу пять глав российских регионов. Свои посты покинули губернатор Карелии Александр Худилайнен, Пермского края Виктор Басаргин, глава Бурятии Вячеслав Наговицын, новгородский губернатор Сергей Митин и глава Рязанской области Олег Ковалев.

«Буду всячески способствовать тому, чтобы ваш опыт и ваше знание ситуации в конкретном регионе и в стране в целом были эффективно использованы в будущем», — сказал Путин на встрече с отставниками, фактически пообещав им трудоустройство («использовать опыт и знание»).

Губернаторов и раньше, отправляя в отставку, обычно устраивали на новую работу — в федеральных ведомствах, полпредствах или Совете Федерации. Чаще всего это являлось формой почетной пенсии: люди формально оставались на государственных должностях и внутри политической системы, но лишались реальных полномочий.

В нынешней системе власти у губернатора куда больше реальных полномочий и возможностей на местах, чем, например, у сенатора или полпреда президента.

Долгие годы для высокопоставленных чиновников действовал негласный, но весьма прочный договор: мы вам обеспечиваем полную и безоговорочную лояльность, а вы закрываете глаза на то, что мы делаем. Или не делаем.

Этот договор в принципе устраивал всех, включая население, которое практически всегда на выборах голосовало за назначенных сверху губернаторов. Но, конечно, больше всех это устраивало самих чиновников. Недаром государственная служба стала у молодых россиян самым желанным способом делать карьеру, наряду с работой в крупных госкорпорациях. Если учесть, что крупнейшие российские компании фактически превратились в часть государственной машины, их руководителей тоже вполне можно считать госчиновниками, только еще и с возможностью почти легально становиться миллионерами.

В стране возник своеобразный закрытый клуб государственной элиты со входным билетом для избранных, но, по сути, без права выхода.

Проштрафившихся или «попавших под раздачу» членов «клуба» ждали либо тюрьма (количество «сидящих» в настоящее время бывших губернаторов тоже впечатляет), либо вынужденная эмиграция.

За последние полгода — примерно с лета 2016-го — произошло рекордное количество отставок и заведено рекордное количество уголовных дел против чиновников. Дело дошло даже до того, что впервые в новейшей истории арестовали действующего федерального министра. Конечно, это не могло не напугать привыкшую к стабильности элиту.

Лес рубят — щепки летят. Изменилась и сама атмосфера — теперь мы имеем дело с отставками не в эпоху относительно сытой и мирной жизни, а в период конфликта с Западом и запроса на преодоление поляризации в обществе, когда «кто не с нами — тот против нас».

В этих условиях экосистема отношений внутри властной корпорации нарушается.

Со стороны утратившей чувство безнаказанности в обмен на чувство удовлетворения элиты возникают ответные сюрпризы. Например, тот же казус экс-депутатов Госдумы Максима Вороненкова (КПРФ) и Марии Максаковой («Единая Россия»), у которых на свадьбе в свое время пел сам экс-спикер Госдумы, а ныне глава Службы внешней разведки Сергей Нарышкин.

Встреча с губернаторами-отставниками как раз и проходила на фоне скандальных заявлений Вороненкова и Максаковой, которые бежали на Украину. Можно сколько угодно клеймить «чету предателей», но может появиться чувство, что элита только играет в лояльность, держа кукиш в кармане. Что такое идеологическое «превращение» в теории может случиться с любым депутатом или даже губернатором, лишенным поста или мандата.

К тому же такие истории ощутимо портят имидж госаппарату. Не потому, что выброшенные из обоймы рассказывают какие-то страшные государственные секреты — в конце концов, о кризисе госуправления постоянно говорят и некоторые руководители отечественных госкомпаний.

А потому, что у народа возникает страшная догадка: вдруг они там все говорят и делают не то, что думают? И не только навсегда заморозят пенсионные накопления, но еще и начнут сдавать «политические» высоты. Продадутся «нашим врагам». А ведь раньше сами заставляли народ терпеть лишения ради высших политических интересов.

В случае с губернаторами, которых публично успокаивает первое лицо государства, это особенно показательно.

Это сигнал не только конкретным пяти отставным губернаторам, а всем колесикам и винтикам вертикали власти. Людей даже после отставки следует оставлять в «радиусе действия власти», потому что так безопаснее. Чтобы не получилось, как в коротеньком детском стихотворении поэта Бориса Заходера: «Что такое волки? Зайцы в самоволке».

Публично выраженным желанием оставить при делах уволенных губернаторов власти говорят им, что они по-прежнему остаются в «клубе». Народу — что государство не ошибается, а только совершенствует кадровую политику. А всей остальной элите — простое и понятное «своих не бросаем». Чтобы «свои» не захотели резко стать «чужими».