Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Шарики за ролики

Почему споры вокруг гомеопатии оказались такими яростными

Shutterstock

Бурные дискуссии вокруг меморандума, в котором ученые РАН назвали гомеопатию лженаукой, убедительнее многих опросов показывают уровень доверия граждан к ученым и в целом к научному знанию. Причем не только среди людей малообразованных, которым вера часто заменяет знание, но и среди граждан вполне просвещенных. Парадоксально, что даже борьба за прогресс и науку воспринимается сегодня как мракобесие.

В первую очередь поражает уровень дискуссии — впрочем, это тоже примета времени. Самый главный аргумент в споре, считать ли лекарством маленькие сахарные шарики: « Я принимал, и мне помогло, не смейте запрещать гомеопатию». Контраргумент: «Я принимал, и мне не помогло, запретите немедленно». Как кто-то остроумно заметил в соцсетях: в ветеринарии гомеопатия не прижилась, поскольку животные, в отличие от людей, не поддаются внушению, вот и приходится применять более действенные средства.

У людей все сложнее — они умеют думать и верить, далеко не всегда оборачивая эти умения себе на пользу.

Более образованным гражданам не нравятся сами формулировки меморандума. Дескать, мы помним, как советские ученые объявляли лженауками кибернетику и генетику и что из этого вышло. Разве не может быть, что и гомеопатия окажется завтра не такой уж лженаукой?

Проблема в том, что гомеопатия, в отличие от кибернетики и генетики, существует уже более двух веков, и все попытки подвести под нее научную базу оказались безуспешными. Как пишут авторы меморандума, «многочисленные клинические испытания, проведенные в разных странах в разное время, не смогли экспериментально продемонстрировать эффективность гомеопатических средств и методов лечения».

А самое главное, меморандум Комиссии РАН по борьбе с лженаукой вовсе не призывает что-то запрещать или признать гомеопатов «врагами народа». Ученые всего лишь рекомендуют перестать называть гомеопатические средства, как и всевозможные БАДы, лекарствами.

Люди верят и в пользу святой воды, и в то, что шерстяная нитка на запястье помогает от ячменя на глазу, но дипломированный врач вряд ли пропишет пациенту пузырек со святой водой, а шерстяную нитку пока еще не продают в аптеках. В отличие от гомеопатических средств.

Отделить гомеопатию от официальной медицины, как религию от государства — вот что предлагают ученые, на которых обрушились с критикой и правые и левые, и умные и не очень, забыв на время о разногласиях по вопросам Украины, Трампа и других насущных тем. Хотя в данном случае никто не отнимает у людей право лечиться у тех специалистов и теми средствами, которым они доверяют. Особенно когда доступность профессиональной медицины снижается. В конце концов, наиболее внушаемым гражданам в трудные времена помогали и заряженные Чумаком по телевизору банки с водой.

Не только право, но и обязанность ученых — предупреждать людей, что опасно для здоровья лечить серьезные болезни с помощью средств, чьи целебные свойства за двести последних лет так и не были клинически доказаны.

Дипломированный врач, выписывая пациенту лекарство, обязан предупредить его, что это — гомеопатическое средство, чтобы человек осознанно тратил на него деньги. Иначе это нарушение прав пациента.

Любопытно, кстати, что похожие споры о гомеопатии велись в России и сто лет назад. В 1904 году IX съезд Пироговского общества в своей резолюции признал гомеопатию «одним из видов знахарства» и объявил «всякое участие в ней врачей несовместимым с научным званием врача и позорным для этических принципов его призвания».

Вслед за этим в 1909 году Медицинский совет при Министерстве внутренних дел констатировал, что «свободный отпуск гомеопатических лекарств, если допустить даже отсутствие в них вреда для здоровья, по минимальному количеству входящих в них сильнодействующих веществ, несомненно, наносит все-таки вред общественному здравию несвоевременностью оказания медицинской помощи». Был подготовлен законопроект по упразднению гомеопатических аптек и унификации норм продажи гомеопатических препаратов с обычными. Гомеопатические общества активно протестовали, и лишь революция 1917 года на время прервала эти споры — когда состоятельных людей, готовых платить гомеопатам, в стране резко убыло.

В День науки, который отмечается 8 февраля, особенно печально осознавать, что сто лет назад престиж науки, солидарность образованного класса и навыки критического мышления в России были в разы выше, чем в наше время.

Конечно, в этом вина не только властей, сделавших ставку на не самые образованные слои общества, но и самих ученых, которые сегодня далеко не всегда до конца отстаивают научное знание и принципы здравого смысла. Но проекты вроде опубликованного меморандума о гомеопатии наряду с деятельностью «Диссернета», просветительского фонда «Эволюция» и других оставляют надежду, что здравый смысл и критическое мышление изгнаны из нашей страны не до конца.