Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Игры на вылет

Как изменилось отношение к сочинской Олимпиаде за три последних года

Церемония закрытия XXII зимних Олимпийских игр в Сочи Александр Вильф/РИА «Новости»
Церемония закрытия XXII зимних Олимпийских игр в Сочи

Три года назад стартовали Олимпийские игры в Сочи. Тогда казалось, что именно это событие покажет всему миру лицо новой России — той, что умеет строить города практически с нуля, которая может победить не только спортивных соперников, но даже природу, устроив зиму среди субтропиков, и провести Игры так, чтобы весь мир замер в восторге. Все удалось, кроме главного. Спустя всего три года сочинские Игры стали символом крупнейшего в мировой истории допингового скандала и начала «крымской операции», которая привела Россию фактически к новой «холодной войне» с Западом.

В феврале-марте 2014-го трансляция из Сочи объединила перед экранами самых непримиримых: граждане разных политических взглядов, наблюдая за Играми, испытывали вдохновляющее чувство гордости за страну. Даже ерничество по поводу недоделок в Олимпийской деревне быстро сошло на нет. И успехи наших спортсменов, вышедших в итоге на первое место в общем зачете, и потрясающие по красоте и глубине церемонии открытия-закрытия Игр, и общая дружеская атмосфера в Олимпийской деревне ежедневно декларировали, что Россия — страна, открытая миру, не только с великим прошлым, но и с потенциально великим будущим.

Только позже стало известно, что пока на олимпийской арене танцевала девочка Люба, перед глазами которой вставала история страны, давшей миру Толстого и Солженицына, Лентулова и Малевича, гениев балета, архитектуры и космоса, в Сочи проходили срочные совещания, на которых обсуждали украинские события и вопрос Крыма.

Олимпиада закончилась 23 февраля. В ночь на 23 февраля сбежал в Россию президент Украины Виктор Янукович.

Олимпийские игры, которые считаются символом мира (на время Игр даже останавливались войны), в этот раз, по сути, стали предвестником затяжного конфликта на востоке Украины, который до сих пор не завершен и которому не видно конца.

В марте 2014 года президент включил Крым и Севастополь в состав России, сразу получив рекордный рейтинг доверия населения. Феномен моментального появления в стране «крымского большинства» подтвердил, что тоска россиян по статусу великой державы и территориальным завоеваниям за четверть века постсоветской истории никуда не делась. И олимпийскими успехами утолена не была. Скорее ощущение этого олимпийского триумфа страна и пронесла через войну на Украине.

Трудно сказать, разгорелся бы допинговый скандал, не случись «крымской операции». Но за годы санкций и антисанкций у страны так испортились отношения с миром, что снисхождения ожидать не приходилось.

Сегодня у нас грозятся отобрать не только сочинские медали. Весь российский спорт оказался дискредитирован, судя по всему, на долгие годы. Нашу сборную в изрядно усеченном составе едва пустили на Игры в Рио. Паралимпийцы уже точно не поедут в Южную Корею, на следующие Игры. Стало известно, что легкоатлеты на чемпионате мира в Лондоне не смогут выступать под национальным флагом. Под угрозой срыв многих международных соревнований в России — те же сочинские стадионы, в которые были вложены гигантские средства, при таком раскладе никогда не окупятся. Наш спорт теперь находится в системном кризисе — российские спортсмены растеряны, болельщики разочарованы.

В итоге сочинская Олимпиада — событие, задуманное как многомиллионная реклама новой, открытой, великой России, — обернулась практически полной противоположностью. В политическом контексте диалог с миром вылился в обмен угрозами с Западом и ростом недоверия на постсоветском пространстве. В спортивном контексте в адрес России звучат неприятные (и не всегда корректные) обвинения со стороны ВАДА и МОК в «нечестной игре». Налицо разворот к закрытости от мира: дескать, у нас свои ценности и свои представления о справедливости.

За прошедшие три года страна, по сути, шла широкими шагами по пути изоляции, спортивной и политической: отношения с Западом становились все хуже, санкций становилось все больше, а российских спортсменов в итоге перестали допускать на международные соревнования.

Оглядываясь назад, кажется, что и этот путь подошел к логическому концу. Опять возникла необходимость налаживать отношения с миром. Так, в связи с новым обострением на востоке Украины российские власти заявляют о необходимости подключить к решению конфликта международное сообщество.

Вместе с этим пришло понимание, что придется договариваться и с международными спортивными организациями. Да, делать это сложно. К примеру, несмотря на многие старания наших спортивных чиновников, комиссия Международной федерации легкой атлетики все-таки сохранила мораторий на восстановление членства Всероссийской федерации легкой атлетики. Но другого выхода из кризиса — и спортивного, и политического — попросту нет. Мы, конечно, можем проводить свои суверенные Олимпиады в том же Сочи, но вряд ли победы на таких Играх будут признаком великой страны.