Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Не только пермская аномалия

К чему приведет новая система оценки для глав регионов

Виктор Басаргин Валерий Шарифулин/ТАСС
Виктор Басаргин

Отставку губернатора Пермского края можно считать началом новой кампании по ротации кадров. Cлухи, что эта отставка явно не последняя, а также информация о том, что в администрации президента разрабатывается новая «объективная» система оценки эффективности работы глав регионов, снова заставляют задуматься о сложившейся системе управления в стране.

Массовые кадровые перестановки в России, которые в Кремле любят называть ротациями, неожиданностью назвать сложно. В июле 2016 года, за пару месяцев до думских выборов, президент за один день сменил четырех губернаторов, в том числе главу Севастополя, и пару полпредов.

В понедельник было объявлено об отставке главы Пермского края Виктора Басаргина. А пресс-секретарь президента Дмитрий Песков фактически подтвердил, что она будет не последней: «Обновление губернаторского корпуса — это не кампания, это процесс, это постоянный ротационный процесс… Сам президент неоднократно говорил, что это процесс обновления, собственно, это такая константа его линии, и очевидно, что эта линия будет продолжаться».

По информации «Газеты.Ru», в отставку могут также уйти главы Карелии и Рязанской области.

Вопросу об эффективности глав регионов, а точнее, как эту эффективность оценить и проверить, уже много лет. СМИ, университеты, фонды публикуют свои рейтинги, основываясь на собственном представлении о том, каков он, идеальный руководитель региона. Один из самых заметных, «Рейтинг эффективности губернаторов», формировал близкий к Кремлю Фонд развития гражданского общества. Считалось, что этот рейтинг ближе всего отражает оценку губернаторов федеральным центром.

Эффективность многих региональных властей, впрочем, оставалась только на бумаге — вопросы финансирования строительства, развития инфраструктуры, привлечения инвестиций в регион решались в основном из центра, заново оценивавшего предложенные региональными властями сметы, в которые помимо постройки стадиона к ЧМ-2018 могли вписать еще реконструкцию половины города. Открытие новых больниц и перинатальных центров, развитие школьного образования, строительство аэропортов также оказалось в сфере ответственности Москвы.

При этом никаких глав регионов, за исключением разве что Рамзана Кадырова, вообще давно не слышно и не видно — их просто нет в системе власти с точки зрения присутствия в федеральной политике. Тем более в России, где реальное влияние человека практически не связано с названием его должности или даже вообще присутствием в государственных органах. Глав регионов могли наказать или поощрить за успехи или неудачи на выборах, особенно на федеральных. При этом никто не спрашивает с губернатора ни за состояние бюджета, ни за рост инвестиций, ни за бизнес-климат — во всяком случае, публично.

В остальном о губернаторе можно услышать нечасто: например, в связи с открытием памятника Ивану Грозному или в связи с арестом за коррупцию — только сейчас на разных стадиях заключения находятся три бывших главы регионов: сахалинский экс-губернатор Хорошавин, экс-глава Республики Коми Гайзер и бывший глава Кировской области Белых.

Почти на любом экономическом форуме находятся люди (чаще всего глава Сбербанка Герман Греф и экс-министр финансов Алексей Кудрин), которые говорят, что главная проблема России — в кризисе управления. Обычно независимость любой системы от того, кто ей управляет, — хороший признак, показатель эффективности. Начальника считают отличным управленцем, если после его ухода все продолжает работать как часы. В России же эта почти полная независимость проявилась в такой форме, что управленец ни за что не отвечает — система работает и когда он есть, и когда его нет.

По информации «Газеты.Ru», в администрации президента решили разработать новые «объективные» критерии эффективности глав регионов. Среди них главные — уровень экономического развития региона (в частности, усилия местных властей по привлечению инвестиций), уровень социальной стабильности (чтобы зарплаты и пенсии платили вовремя), борьба с коррупцией и семейственностью, умение ладить с местными элитами и, конечно, электоральные успехи действующей власти. Провал по двум из критериев автоматически ведет к отставке. Как проявит себя новая система отбора кандидатов, покажут только кадровые решения о назначенных с этими KPI губернаторах.