Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Надежда на Минск

Почему без минских соглашений переговоры по Донбассу зайдут в тупик

После резкого обострения боевых действий в Донбассе, которое с начала недели унесло жизни сотен человек со стороны Украины и самопровозглашенных народных республик, мировое сообщество подтвердило свою приверженность минским соглашениям как единственному инструменту урегулирования ситуации в Донбассе. Про это сказал и сам президент Украины Петр Порошенко по итогам переговоров в Берлине.

Между тем после эскалации боев в районе Авдеевки на Украине вновь начали критиковать дипломатический процесс в Минске в целом. Характерно, что все время, пока на Украине наблюдалось относительное затишье, практически все стороны конфликта предпочитали не замечать накопившихся проблем. Теперь же желание переформатировать минский формат объясняют тем, что он так и не смог гарантировать, что в Донбасс не вернутся масштабные боевые действия.

Тем не менее договоренности обеспечивали хрупкий баланс достаточно долгий период времени, а его неожиданное нарушение оказалось выгодно в первую очередь руководству Киева, оказавшемуся в сложившихся геополитических реалиях просто «не у дел». Пожалуй, это был логичный, хотя, мягко говоря, и не самый гуманный способ заставить напомнить о себе.

Очевидно, что в случае отказа от минских договоренностей жертв в Донбассе точно не станет меньше.

Стремление официального Киева отказаться от минского формата, а также резкие заявления самопровозглашенных республик Донбасса, которые украинские власти трактуют как противоречащие договоренностям, — признак глубокого недоверия, а пожалуй, и пропасти в переговорах между сторонами. Только продолжение этого тяжелого диалога может привести к качественному, а не временному перемирию. Если переговоров и исполнения соглашений не будет, не будет даже смутных перспектив хоть какого-то мира.

Донбасс, о чем неоднократно предупреждали наблюдатели, может окончательно превратиться в «замороженный конфликт», который, подобно приднестровскому, может длиться десятилетиями.

За это время может вырасти не одно поколение, для которого спорадические перестрелки в Донбассе — это такая же обыденность, как дефицит продуктов в местных магазинах или перебои тепла зимой по обе стороны линии разграничения.

ДНР и ЛНР до сих пор надеются на расширение помощи России, причем в самом широком смысле этого слова. Для Москвы этот вариант развития событий грозит дальнейшим обострением отношений с Европой и США, с самыми непредсказуемыми последствиями. Минский процесс признает донбасский конфликт внутренним делом Украины, регламентируя отношения Киева и самопровозглашенных республик. В этом смысле переговоры являются предохранителем от нового витка конфликта в Европе.

Со стороны Киева отказ от минских переговоров, в свою очередь, означает краткосрочную политическую выгоду.

Более того, существует мнение, что украинские власти никогда и не собирались выполнять минские соглашения — президент Украины Петр Порошенко якобы подписал их только под давлением неутешительной для него военной ситуации — это единственное, что оставалось делать перед выборами, чтобы не потерпеть поражение. Во всяком случае Порошенко явно неоднократно давал понять, что хотел бы переформатировать переговорный процесс, в том числе подключив к нему США. До прихода к власти Дональда Трампа активно обсуждались новые поставки оружия Украине — «для защиты от российской агрессии» на востоке страны. Шла речь и о переговорах с Великобританией. Более того, на определенном этапе переговоров появлялась информация, что дезавуировать формат украинская сторона пыталась и в Москве, на этот раз за спиной западных коллег.

Попытки украинской стороны доказать, что «Минск» не работает, были особенно заметны перед каждой встречей в «нормандском» формате. На эти переговоры ей было выгоднее приезжать, демонстрируя потери украинской армии и добровольческих батальонов. Особенно эффектно это выглядит сейчас, когда Украина, помимо прочего, председательствует в Совбезе ООН и наверняка попытается пролоббировать принятие резолюции об оккупации Донбасса.

Однако, кажется, европейские партнеры, участвующие в минском процессе, все-таки понимают его ценность. Несмотря на то что Порошенко спешно прервал визит в Германию 30 января, Меркель заявила, что менять переговорный формат по Донбассу не имеет смысла. По данным Sueddeutsche Zeitung, Берлин на этот раз убежден в том, что стремление изменить линию фронта в Донбассе на этот раз преследует именно Киев.

При этом следует помнить, что если заключенные соглашения потеряют актуальность, то вместе с ними потеряет актуальность обязательство украинского руководства рассматривать самопровозглашенные ЛНР и ДНР как партнеров. Так или иначе, это развяжет руки Киеву с военной точки зрения, а также снимет с украинских властей обязательство гарантировать особый статус Донбасса.

Именно «Минск» обязывает официальный Киев провести законодательные реформы и сформировать новую Украину, в которой было бы комфортно сосуществовать всем, кто сегодня разделен фронтом.

Эта идея при ожесточении нынешнего конфликта отдает даже каким-то библейским (или, если угодно, наивным) привкусом. Слабо верится, что при нынешних украинских властях донбасский ополченец сможет искренне пожать руку тому, кто проводит, как принято говорить в Киеве, «антитеррористическую операцию» на востоке Украины. Но очень хочется на это надеяться. И минский формат для этих надежд может стать ключевым.

Именно договоренность о такой далекой, но единой Украине заставляет дорожить минским процессом в его нынешнем виде. Впрочем, исходя из здравого смысла сейчас стоило бы действовать и Порошенко. Как и тогда, во время тяжелых военных действий в Дебальцево, политические позиции президента Украины становятся все более шаткими, а активные действия по эскалации конфликта, несмотря на возможные краткосрочные выгоды, в среднесрочной перспективе могут их пошатнуть еще сильнее. Его личные интересы, кажется, все более контрастируют с интересами граждан Украины, а депутат Надежда Савченко и вовсе назвала президента Украины «врагом народа».