Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Под «Градом» обвинений

Кому выгодно обострение на востоке Украины

На Украине снова бои. Бьют из тяжелых орудий по жилым кварталам, снова гибнут люди по обе стороны фронта, сотни мирных жителей остаются без воды, тепла и жилья. Как будто не было двух лет минского процесса, за которым следил если не весь мир, то вся Европа, надеясь предотвратить новый виток кровопролитного конфликта. Новые бои обнажили новые реалии — миру уже не до Донбасса.

Шахтерский город Авдеевка Донецкой области находится на грани гуманитарной катастрофы. 25 тысяч человек стали заложниками боевых действий. Из города, находящегося под контролем украинской стороны, уже начали эвакуацию тяжелобольных и инвалидов. Кто начал первым, как водится в Донбассе, не разберешь: пока люди гибнут, обе стороны обвиняют друг друга. Порошенко прервал свой визит в Германию и срочно вернулся в Киев, призывая генсека ООН отреагировать на новую «российскую агрессию». Международного вмешательства требуют и в Кремле, обвиняя Киев в нарушении минских соглашений.

Но миру, кажется, сейчас совсем не до событий на востоке Украины. У европейских «ведущих» украинской темы, включая участников минских переговоров канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Франсуа Олланда, сегодня хватает других проблем. И внутри своих стран, и в отношениях с Америкой.

Евросоюз в шоке от первых шагов президента США Дональда Трампа, ломающего и внутреннюю, и внешнюю политику страны. Непонятно, что будет дальше с НАТО. Самому Трампу, в отличие от Обамы, тоже явно не до Украины — во всяком случае, события в этой далекой от него стране не в приоритетах нового президента. И это меняет весь расклад.

Судя по комментариям после первого телефонного разговора Трампа с Путиным, украинская тема, как и связанная с ней тема санкций, не звучала.

Скорее всего, Трамп пока просто не слишком ориентируется в этом затянувшемся конфликте на другой стороне глобуса и не готов вставать на ту или иную сторону.

При этом симпатии к российскому президенту Трамп по-прежнему выражает. В Кремле также по-прежнему ждут от нового американского президента если не снятия, то хотя бы ослабления санкций.

При таком раскладе Москве вроде бы не имеет смысла обострять ситуацию, хотя и есть соблазн подтолкнуть Трампа в нужное русло, обратив его внимание на санкции. Киев, со своей стороны, явно хочет вернуть украинский вопрос в международную повестку. Страшные кадры бомбежки мирных городов могут помочь сделать это быстрее, чем простые призывы к международному сообществу ужесточить давление на Россию.

Если Украину забудут западные партнеры, она перестанет быть фактором мировой политики и вернется в региональный постсоветский масштаб, где Россия гораздо ближе и важнее. Это станет большой проблемой для Украины и лично Порошенко.

Впрочем, при таком раскладе проблемы возникнут и у нашей страны. Москва не раз заявляла, что донбасский конфликт — это внутренняя проблема Украины. Но нельзя спорить с тем, что этот внутренний конфликт стал фактором опасной неопределенности на российских западных границах.

Кроме того, как Киев может урегулировать донбасский конфликт в новых условиях, если и с международными посредниками шло тяжело? Слишком большой счет за эти годы стороны накопили друг к другу.

Пресс-секретарь российского президента говорит, что Москва не изменила свою позицию — «альтернативы минским договоренностям по урегулированию конфликта на Украине не существует». Да, они не решили вопрос по сути — но хотя бы приостановили горячую фазу войны. В этом смысле альтернативы им пока действительно нет. И, тем не менее, минский формат в новых политических условиях кажется морально устаревшим.

Проблема в том, что замороженный конфликт не перестает быть конфликтом. Из него всего два выхода: вновь сорваться в войну или все-таки поступательно идти к миру. Первое — совсем несложно, что мы сегодня и наблюдаем. Второе требует неимоверных усилий.

Как бы цинично это ни звучало, после фазы отрицания и гнева в конфликте в теории должна прийти стадия торга. Каким он может быть?

На какие уступки готов Киев, чтобы найти общий язык с самопровозглашенными народными республиками? На что готовы ЛНР и ДНР? Какую позицию будет занимать Москва? И, главное, кто будет гарантом соглашений в условиях, когда торг между непосредственными участниками конфликта невозможен? Разрешению украинского кризиса могло бы помочь участие новых влиятельных международных посредников. Но главная проблема в том, что в современном мире с донбасским конфликтом, антироссийскими санкциями на почве Крыма, кризисе европейской идентичности и пугающим мировую общественность Дональдом Трампом, похоже, с влиянием в принципе большие проблемы.