Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Сиротская воля

Может ли пересмотр «закона Димы Яковлева» положить начало выходу из санкционной войны

Пикет против «закона Димы Яковлева» у генконсульства США в Санкт-Петербурге, декабрь... Валентин Илюшин/«БалтИнфо»
Пикет против «закона Димы Яковлева» у генконсульства США в Санкт-Петербурге, декабрь 2012 года. Фото: Валентин Илюшин/«БалтИнфо»

ЕСПЧ признал, что Россия неправомерно прекратила процедуру усыновления детей в американские семьи из-за принятия в России «закона Димы Яковлева». Этот закон, принятый четыре года назад, стал отправной точкой в кризисе в отношениях России и США. Возможно, его отмена, полная или частичная, могла бы стать началом выхода из этого кризиса.

Иски к России в Страсбургский суд подали более 40 американцев и около 30 несовершеннолетних граждан России. Американские пары, обратившиеся в ЕСПЧ, находились на последних этапах процедуры усыновления. То есть потенциальные родители уже встретились с детьми, подружились и готовы были забрать их домой, а потом оказалось, что усыновление наших сирот американцами с 1 января 2013 года запрещено. В одном случае речь идет об усыновлении ребенка, брат которого уже жил в американской приемной семье.

Суд посчитал запрет на усыновление дискриминацией по национальному признаку и по каждой из жалоб присудил компенсацию в размере $3 тыс. Российский судья ЕСПЧ Дмитрий Дедов назвал компенсацию символической, по крайней мере, по сравнению с теми, которые обычно фигурируют в решениях этого суда.

Детей спустя почти пять лет после инцидента, судя по всему, никто передавать в США не будет. Более того, в России уже заявили, что намерены обжаловать это решение ЕСПЧ.

«Закон Димы Яковлева» в свое время стал первой контрмерой в ответ на «закон Магнитского», запрещающий российским чиновникам, причастным или подозреваемым в причастности к смерти Магнитского, въезд в США. Логику трудно назвать адекватной: вы запретили некоторым нашим чиновникам приезжать в Америку, а мы запретим приезжать в Америку всем нашим сиротам. Позже она же воплотилась в продуктовых контрсанкциях: вы запретили вашим компаниям сотрудничать с нашими, а мы запретим россиянам есть ваши продукты.

В народе эту логику прозвали «бомбежкой Воронежа».

Собственно, с «закона Димы Яковлева» и началось закручивание гаек в российско-американских отношениях. Дальше пошло по нарастающей — одни санкции, другие, приостановка соглашения с США об утилизации оружейного плутония, высылка дипломатов. Недавно Дмитрий Песков охарактеризовал текущее состояние отношений с Америкой как «пике санкционной риторики» и призвал из него поскорее выйти.

Сейчас идет активное обсуждение, на базе чего можно начать выход из этого санкционного пике.

Трамп в интервью европейским СМИ заявил, что Америка готова снять санкции в обмен на ядерное разоружение, возможность которого Россия, по словам Пескова, не рассматривает. Тогда как может выглядеть этот первый шаг? Международный терроризм, Сирия, Украина, может быть, экология? Или началом возвращения к нормализации российско-американских отношений могла бы стать та самая тема, с которой в свое время и активизировалась санкционная гонка, — дети-сироты.

В конце декабря, после того как на выборах президента США победил Трамп, детский омбудсмен Анна Кузнецова заговорила о возможном отмене «закона Димы Яковлева». При условии, что Россия получит возможность проследить судьбу в Америке уже усыновленных ранее детей, что, впрочем, всегда было обязательным. При этом она считает, что этот закон сыграл и позитивную роль — россияне стали охотнее усыновлять сирот, в том числе и детей-инвалидов, у которых раньше шансов попасть в российскую семью было крайне мало: наши предпочитают здоровых. Именно иностранцы, и чаще всего американцы, забирали тяжелобольных детей, в том числе ВИЧ-инфицированных.

Даже если поверить, что «закон Димы Яковлева» действительно побудил россиян обратить внимание на проблему сиротства в России, трудно отделаться от мысли, что эти и так обделенные судьбой дети на долгие годы стали заложниками взрослых игр.

Если еще можно оценивать плюсы и минусы от продовольственных контрсанкций, введенных Россией (кто-то говорит, что они помогают развитию сельского хозяйства, кто-то считает, что растет продовольственная безопасность страны), то обсуждать выгоды от «закона Димы Яковлева» антигуманно.

Как объяснить ребенку, который мог пять лет назад оказаться в семье, но до сих пор живет в детском доме, что он стал орудием возмездия врагам отчизны? Да никак.

Этот закон просто уменьшил шансы многих сирот на лучшую жизнь, чем жизнь инвалида в российском детском доме.

Если уж чиновники все чаще заговаривают о возможности отмены продовольственных санкций (даже называют примерный срок — до конца 2017 года), то, может, самое время вернуться и к пересмотру «закона Димы Яковлева»? Первым шагом в этом процессе могло бы стать признание Россией решения Страсбургского суда в отношении тех детей-сирот, которые оказались первыми жертвами российско-американского противостояния пять лет назад. Или как минимум попытка разобраться в каждой из этих трех десятков судеб конкретно.

Да и нашим гражданам важно знать, где и как сегодня живут эти дети. Если они уже усыновлены в российские семьи — это один разговор, если до сих пор живут в интернатах — совсем другой.

Такой подход мог бы не только сделать конкретных людей (и в России, и в Америке) счастливыми, но и послужить демонстрацией того, что руководство нашей страны умеет исправлять свои ошибки. Неплохое начало для дальнейшей дискуссии.