Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Взлом мозга

Куда может завести «русский след» в кибервойне США и России

Shutterstock

Администрация Дональда Трампа впервые осторожно признала возможную правомерность выводов доклада американской разведки о причастности «российских хакеров» к взломам почты Демократической партии. Это выглядит как предвестие масштабной кибервойны между двумя державами даже после ухода Барака Обамы из Белого дома. Впрочем, начнется она только в том случае, если России и США перестанет быть выгодно использовать хакеров в политических играх.

Будущий глава аппарата Белого дома Райнс Прибус сообщил Reuters, что избранный американский президент Дональд Трамп принял доводы отчета разведки США об участии России в кибератаках, направленных на вмешательство в избирательный процесс.

По словам Прибуса, Трамп «понимает, что Москва стояла за взломом почты органов Демократической партии». До сих пор представители команды нового американского президента считали этот доклад неубедительным, обвиняя в халатности Национальный комитет Демократической партии США, не позаботившийся о безопасности своих серверов.

Прибус признал резонность аргументов «несекретной» версии совместного расследования трех спецслужб — ФБР, ЦРУ и АНБ, — ее текст был опубликован 6 января. В докладе идет речь о вмешательстве хакеров в предвыборную кампанию США и о возможной связи кибератак с Россией. Расследование проводилось по распоряжению президента Барака Обамы.

Итоговый доклад назван осторожно: «Оценка российских действий и намерений в ходе недавних выборов в США». В тексте — масса оговорок и расплывчатых формулировок.

Еще до обнародования доклада директор национальной разведки США Джеймс Клэппер, а также несколько других высокопоставленных сотрудников разведывательных служб были вызваны на слушания в американский сенат. Клэппер заявил, что США ранее не сталкивались «со столь агрессивной и прямолинейной кампанией по вмешательству в наш избирательный процесс» и что «только самые высокопоставленные официальные лица в России могли санкционировать недавние хищение и огласку данных, связанных с выборами в США». При этом после таких сильных слов глава национальной разведки сам же подчеркнул, что хакерские атаки не повлияли на результаты президентских выборов в США.

В России доклад встретили с сарказмом и без оговорок. «Мне кажется, «русские хакеры» если что-то и взломали в Америке, то это две вещи: мозг Обаме и, конечно, сам доклад о «русских хакерах», — написала в Facebook официальный представитель МИД России Мария Захарова.

Кстати,

во вмешательстве во внутренние политические процессы российские власти обвиняют не только в США.

Глава Федерального ведомства по охране конституции ФРГ Ханс Георг Маасен заявил, что проведенный его организацией анализ атаки на информационную систему ОБСЕ в ноябре 2016 года указал на возможную причастность к ней группировки хакеров APT 28, которая также известна как Fancy Bear. «В случае с APT 28 есть улики, которые указывают на российские источники», — отметил Маасен, не называя никаких деталей. Если учесть, что тема возможных провокаций российских хакеров с целью не допустить победы Ангелы Меркель на предстоящих в этом году парламентских выборах очень активно муссируется в Германии, заявление Маасена стоит воспринимать со всей серьезностью.

«Хакерские войны» становятся действительно важным сюжетом, который все чаще разыгрывают во внутриполитических целях.

На итоговой пресс-конференции 23 декабря Владимир Путин заявил: пытаясь обвинить «русских хакеров» в поражении Хиллари Клинтон, администрация Барака Обамы просто прикрывает свой провал и пытается все списать на происки внешних врагов.

Через 11 дней никакой администрации Обамы в Белом доме не будет, а новые санкции, введенные этой администрацией против России за хакерские атаки, останутся. Останется и Трамп, которому крайне невыгоден статус «марионетки Путина» в сознании американского политического истеблишмента. Особенно внутри Республиканской партии, часть влиятельных представителей которой относится к избранному президенту, мягко говоря, неоднозначно.

В хакерском сюжете у новой американской администрации мало пространства для маневра. Остается либо просто замалчивать эту историю, подождав, пока ее вытеснят из актуальной политической повестки другие сюжеты, либо сохранить эту часть санкций, тем самым, по сути, поддержав позицию администрации Обамы и разведки.

Российская установка «Трамп нам поможет» тоже становится недальновидной. Если по каким-то причинам, в том числе из-за нежелания показаться американцам «подкаблучником Кремля», Трамп не пойдет на реальное потепление отношений с Москвой, российской пропаганде придется резко переключать тумблер с похвал на привычное осуждение руководителя США.

Что касается нацеленности Трампа на «диалог», пока достоверно известно одно: он собирается сменить руководителя национальной разведки, назначив на этот пост 73-летнего весьма консервативного сенатора Дэна Коутса. Фанатом России его назвать нельзя. Но вряд ли роль разведки в развитии сюжета окажется решающей.

Хакерские войны гораздо «гибриднее» всех прочих: никто никогда не может достоверно доказать, что сайт банка или ведомства в стране «Икс» взломан именно спецслужбами страны «Игрек». Но при этом всегда можно обвинить в таком взломе страну-противника.

Пришло время и россиянам взломать свой мозг и отказаться от завышенных ожиданий. Любые отношения с Россией для новой американской администрации — точно не приоритет приоритетов. Предвыборная программа Трампа направлена внутрь Америки, а не во внешний мир. Моментально снять санкции с России Трамп не сможет и вряд ли захочет. Против выступает значительная часть конгрессменов и сенаторов, включая и республиканцев — его однопартийцев. Публично признавать Крым российским просто так, без какого-либо политического торга и уступок со стороны России по Сирии или по Украине, новый американский президент тоже не станет.

«Русские хакеры» в этом контексте выглядят удобным для Трампа аргументом. Всегда можно прикрыться «гибридной угрозой», если российско-американские отношения не удастся вывести из тупика.

Если вдруг новый президент США решит объявить России настоящую кибервойну, мы вряд ли об этом узнаем. Пока Вашингтон или Москва громко об этом рассказывают, есть шанс, что главные гибридные бои останутся в докладах и на трибунах.