Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Чтобы «любовь не переходила в ненависть»

Почему пресс-конференция президента не может и не должна менять жизнь россиян

«Газета.Ru»
Во время трансляции большой пресс-конференции президента Владимира Путина, 23 декабря 2016 года Владимир Смирнов/ТАСС
Во время трансляции большой пресс-конференции президента Владимира Путина, 23 декабря 2016 года

Начавшись как новый формат общения главы государства с народом, большая ежегодная пресс-конференция президента с годами превратилась скорее в ритуал. Но, может, это и к лучшему. И журналистам, и всем гражданам лучше перестать надеяться на то, что один человек решит все проблемы страны — от строительства моста до «Боярышника».

Уже давно президентские пресс-конференции в России оценивают не качественными, а чисто спортивными, количественными показателями. Вот и на этот раз СМИ сразу подсчитали, что глава государства отвечал на вопросы журналистов в течение 3 часов 50 минут.

На большую пресс-конференцию президента было аккредитовано рекордное число журналистов — 1437 человек. Задали вопросы не все. Путин успел ответить на 67 вопросов от 48 представителей СМИ.

Среди различных плакатов в зале можно было встретить и такой, где под названием СМИ было написано «Ждем 8 лет». То есть, вероятно, 8 лет представители этого издания ходят и ходят на пресс-конференции, но пока так и не сумели задать хоть один вопрос главе государства.

Некоторой неожиданностью оказался первый в истории перенос большой пресс-конференции на один день. Но и обстоятельства были из ряда вон выходящими — похороны убитого в Анкаре российского посла в Турции Андрея Карлова. Зато благодаря этому переносу министр обороны Сергей Шойгу буквально за пять минут до начала пресс-конференции в прямом эфире доложил президенту об успешном завершении военной операции в Алеппо.

Уже на излете пресс-конференции, минут за 15 до ее окончания, президент довольно удачно пошутил. «Любовь быстро переходит в ненависть, если мы с вами пересидим», — сказал он. В сущности, это касается не только общения людей друг с другом.

С одной стороны, наша жизнь очень сильно зависит от одного человека. За 17 лет выстроена такая вертикаль, что президенту задают вопрос и про сбыт кваса, и про борьбу с «Боярышником», и про детские журналы в библиотеках, и — что гораздо логичнее — про отношения с Америкой или с Китаем. В поиске решения нарастающих экономических проблем страны, разумеется, тоже обращаются к президенту.

Восходящий тренд в экономике явно сменился нисходящим. Людей все заметнее волнуют пенсии, зарплаты и даже личные свободы. С каждым годом растет число вопросов о справедливости и законности конкретных судебных решений. Так, может, гражданам пора перестать уповать исключительно на волю власти?

В России ведь нет никакого механизма отчета о работе с вопросами, заданными на пресс-конференции год, два или три назад. Жизнь людей от высказываний президента на больших пресс-конференциях зависит все меньше.

Конечно, такой формат некоторые журналисты используют для того, чтобы выхлопотать у президента освобождение очередного фигуранта громкого дела. Так было и на этот раз, когда главу государства просили заступиться за крымского кинорежиссера Олега Сенцова, журналиста РБК Александра Соколова (в прошлом году уже просили, президент обещал изучить вопрос, теперь обещал еще раз — за это время дело уже дошло до суда) и некоторых других заключенных. Пока после большой пресс-конференции Путин отпустил знакового «сидельца» лишь однажды — в 2013 году было объявлено о помиловании Михаила Ходорковского, уже отсидевшего к тому времени 10 лет. И случилось это уж точно без всякой связи с самой пресс-конференцией.

Люди за 17 лет уже должны привыкнуть к тому, что если еще можно провести в ставропольскую деревню водопровод с помощью вопроса президенту на «прямой линии», то уж точно нельзя решить никакие локальные проблемы местной жизни через вопросы журналистов на большой пресс-конференции.

Конечно, можно было прямо, а не так, как это сделал давний летописец Путина, обозреватель «Коммерсанта» Андрей Колесников, спросить, собирается ли президент баллотироваться в 2018 году и есть ли у него преемник. Но этот вопрос звучал неоднократно и каждый раз не получал конкретного ответа.

По большому счету не может и вряд ли хочет один человек, каким бы популярным и всемогущим он ни был, лично, в ручном режиме продвигать русский квас, строить объездную дорогу в Кемерово, следить за православными активистами, обливающими мочой фотографии на выставках, освобождать политзаключенных (тут, конечно, он может дать команду не сажать, но и то не факт, что выполнят).

Вряд ли была бы нормальной ситуация, при которой президент управлял 150-миллионной страной с помощью ответов на вопросы журналистов на пресс-конференции. Президент не сможет в одиночку решать все проблемы огромной страны. И миллионам россиян нет ни малейшего смысла перекладывать на него эти проблемы. Или, точнее, надеяться на их решение без своего участия.