Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

След от Бороды

Зависит ли место политика в истории от результатов его правления

«Газета.Ru» 28.11.2016, 18:35

Смерть Фиделя Кастро вызвала волну споров о том, до какой степени восприятие политика в мире зависит от результатов и методов его правления. В оценке личности Фиделя в истории кардинально разошлись также действующий президент России и будущий президент США. Правда, несмотря на высокую оценку Путиным легендарного команданте, на похороны «символа целой эпохи» он не поедет. Может, потому, что на дворе сегодня совсем другая эпоха.

Россию на похоронах Кастро представит спикер Госдумы Вячеслав Володин. Глава государства, по словам его пресс-секретаря, в это время будет занят подготовкой ежегодного послания Федеральному собранию. И хотя объяснение выглядит не слишком убедительным (ведь оглашение послания состоится 1 декабря, а Фиделя похоронят 4-го), но ведь и Куба давно перестала занимать в российской внешней политике место нашего близкого друга и союзника — того самого мифического Острова свободы, которым грезили в советские времена.

Тем не менее смерть Фиделя многих задела, и спорят о нем сегодня как о живом. В России официальный «агитпроп» (в частности, это мнение транслировал Владимир Соловьев в своем воскресном шоу) упирает на то, что Кастро был честным и принципиальным политиком, который «не продался американцам за чечевичную похлебку». Это как раз в духе советской риторики — официальной и народной.

При этом показательно, что «наш враг» Барак Обама, по сути, оказался близок к официальным российским оценкам личности Кастро: «Об огромном воздействии этой выдающейся фигуры на людей и мир вокруг нее будет... судить история».

Зато наш новый «друг» Дональд Трамп однозначно назвал Кастро «жестоким диктатором». Причем из будущей администрации Трампа даже пошли утечки, что США могут пересмотреть нормализацию отношений с Кубой.

Примерно так же разошлись мнения о личности Кастро как политика и в российских соцсетях. Для одних это «выдающаяся фигура», апологет независимой внешней политики, которую в России сегодня считают и своей главной доблестью (хотя вообще-то Куба при Кастро поначалу искренне хотела наладить отношения с США, а потом в значительной степени зависела от советских денег).

Другие считают Фиделя «кровавым» и при этом предельно неэффективным диктатором. То есть спорят, судить ли о Кастро как о прекрасном собой бородаче с сигарой, ставшем олицетворением мечты о высшей справедливости для миллионов людей, или как о палаче, расстрелявшем и отправившем в трудовые лагеря десятки тысяч кубинцев, спровоцировавшем массовую эмиграцию и доведшем страну до полного разорения.

Показательно, что даже поклонники Кастро из числа российских журналистов вспоминают, как в Гаване в многоквартирных домах долгие годы не работали лифты, что невозможно себе представить в любой столице сколько-нибудь развитого государства, где есть многоэтажки.

Сравнивают Фиделя и с другими «сильными независимыми лидерами», которые идут против Америки и тем самым входят в политическую историю как борцы с однополярным миром. Но тут сразу возникает проблема:

действительно ли «против Америки»— единственный критерий, по которому можно адекватно судить о роли политика в истории.

Получается, политик может быть великим независимо от того, в каком состоянии он оставил свою собственную страну. И что в историю зачастую можно войти «за счет» своей страны.

Еще интереснее сравнение Кубы и Сингапура, которые в середине XX века были приблизительно на одном уровне экономического развития. В обоих долгое время правили несменяемо авторитарные правители: Фидель Кастро и Лу Куан Ю.

В результате Куба — одна из беднейших и запущенных стран мира, а Сингапур — рай для инвесторов.

Конечно, есть точка зрения, что менталитет у латиноамериканцев и азиатов разный. Мол, кубинцев (как и русских) работать не заставишь ни террором, ни свободным рынком. Вот и живут в нищете. Но мы же видим, что русские в эмиграции отнюдь не выглядят беспомощными. Что они прекрасно используют свои творческие качества и при этом проявляют вполне «протестантскую» работоспособность.

В Москве посольство Кубы завалено цветами, которые несли и вполне молодые жители столицы. Весь мир обошли и кадры настоящей массовой радости кубинских эмигрантов во Флориде, празднующих смерть Фиделя с шампанским.

Какой будет посмертная судьба Фиделя через 20 или 100 лет — угадать трудно. Но очевидно, что у пути, которым он вел Кубу, нет будущего.

Клан Кастро (пока правит брат Фиделя Рауль, которому уже 85) уйдет, а кубинский социализм показал экономическую несостоятельность. С исторической точки зрения диктатура Батисты, которого свергали барбудос, и диктатура клана Кастро оказались одинаково провальными для Кубы. А флер от бороды — от этого взгляда с поволокой, от пятичасовых речей без особого смысла, но с неподдельной страстью, обличением несправедливости и, главное, «без бумажки» — запросто может остаться.

В итоге Фидель, несмотря на плачевные для страны результаты своего очень долгого правления, имеет шансы остаться в истории скорее как политик-мачо или как великий мечтатель. Главное, чтобы его мечты и методы, которыми он пытался воплощать их в реальную жизнь, пореже кто-то пытался повторить.