Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Двойное выживание

Почему «дело Улюкаева» кажется зловещим признаком кризиса управления в России

«Газета.Ru» 18.11.2016, 17:39
oskolpasstrans.ru

Все версии первого в истории современной России ареста действующего федерального министра свидетельствуют не столько о борьбе с коррупцией, сколько о разрастающемся кризисе госуправления. Проблема в том, что чем занимаются институты власти, где границы их влияния и реальных полномочий, перестало быть понятным не только населению, но и самим чиновникам.

Система реальной подконтрольности, а также вес отдельных ведомств и фигур внутри российской власти редко совпадают с ролью конкретных институтов власти. Долгое время главным центром принятия решений была администрация президента. Но когда Путин был премьером при президенте Медведеве — «центр силы» резко сместился в правительство.

Сегодня и вовсе непонятно, где этот «центр силы» и есть ли он вообще.

Кроме того, в эпоху Путина всегда во власти были персоны, чье личное влияние на принятие решений в стране не зависело от их формального статуса. Наконец, в свои игры всегда играли и силовые ведомства, находящиеся в состоянии перманентных реорганизаций и аппаратных войн.

Что же изменилось? Почему «дело Улюкаева» кажется особенно зловещим сигналом? Радикально поменялся экономический и политический ландшафт. Все это происходит на фоне очевидной исчерпанности финансовых ресурсов государства. Прекратился и рост доходов населения, при котором людям легче было смириться с гигантским разрывом в доходах и размахом коррупции.

Хотя безусловно далеко не все российские чиновники берут взятки, но народ — даже судя по комментариям в социальных сетях по «делу Улюкаева» — свято уверен, что во власти «воруют все». Но если так, значит, для сохранения статус-кво при отсутствии улучшений в экономике народу нужно будет «скармливать» кого-нибудь в качестве ритуальной жертвы.

Это значит, что любой чиновник любого ранга может попасть под раздачу в любой момент.

При этом у самих представителей власти нет иллюзий относительно качества работы тех же судов или состояния пенитенциарной системы.

Сигналы сверху действительно идут пугающие. Причем этот страх присутствует и у тех, кто сигналит. Кажется, они сами не уверены в своем завтрашнем дне: в возможности сохранить должность, бизнес, личную свободу, не пасть жертвой подковерных сражений, пережить без потерь возможный транзит власти. В такой ситуации и силовым ведомствам, и крупнейшим бизнесменам, и правительству приходится вести неясную игру по неясным правилам.

Причем это игра на «двойное выживание» — выжить самим и выжить оппонентов.

Дело Улюкаева, как и раньше арест верхушки Следственного комитета Москвы, как и свежие задержания вице-губернаторов последнего уцелевшего политического тяжеловеса ельцинской эпохи губернатора Амана Тулеева, — признаки нарастающего хаоса. Хотя подобных дел было немало и в прошлые времена, однако принципиально новый экономический и политический контекст заставляет относиться к этому по-другому.

Руководители страны ждут, что Трамп, а вслед за ним и расколотый Евросоюз отменят санкции. Что страна сможет полноценно вернуться на международные рынки без потери лица и смены курса. Но при этом, похоже, ни у кого во власти нет надежды собственно на себя.

Люди внутри властной вертикали не слишком доверяют друг другу и своим способностям вывести страну из кризиса. А президенту все труднее быть арбитром в их войнах.

В нормальной ситуации арест министра по подозрению в такой взятке при таких обстоятельствах привел бы к мгновенной отставке правительства. У нас пресс-секретарь президента с ходу призывает не связывать «дело Улюкаева» с репутацией кабинета министров. Хотя даже исходя из элементарного здравого смысла такая история дискредитирует и правительство, и ФСБ, занимающуюся тайной разработкой действующих министров и прослушкой их разговоров, и даже президента, который «все знал», но так долго держал во власти и давал ответственные поручения «министру-вору».

Реальных противников власти принято называть «несистемной оппозицией». Все, что мы видим в последние годы и месяцы, — создание новых силовых структур без понятного обоснования, громкие уголовные дела, направленные на явное ослабление и дискредитацию отдельных ведомств или всего правительства в целом, — говорит о том, что в России налицо появление «несистемной власти».

Во многом это происходит из-за того, что не работает система сдержек и противовесов. Органы власти не подотчетны друг другу и на практике не стремятся друг с другом взаимодействовать, единственный критерий эффективности их работы — личная оценка президента. Возможно, система власти стала бы более прозрачной, понятной и прочной, если бы кабинет министров был в реальности подотчетен парламенту, хотя бы на уровне экспертного обсуждения.

Попытки постоянно менять правила игры в политике, подстраивая их под интересы конкретных персон, отсутствие полноценных государственных институтов с четкими полномочиями и юридическими границами, за которые им нельзя переступать, начинают работать против самих создателей такой системы. Конечно, можно делать вид, что это управляемый хаос. Что раз рейтинг первого лица высок, то все под контролем. Только в одиночку управлять Россией невозможно, а боязнь чиновников всех уровней поплатиться свободой и должностью в любой момент будет только нарастать.