Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

От Трампа до Додона

Помогут ли России «пророссийские» президенты

«Газета.Ru» 14.11.2016, 17:37
chess.arcadagames.ru

В минувшее воскресенье, после победы «пророссийского кандидата» на выборах президента США, Россия — если верить настрою во властных кругах — посадила «своих» президентов еще в двух странах. Президентом Молдавии стал глава Партии социалистов Игорь Додон, а выборы президента Болгарии выиграл генерал-майор авиации Румен Радев. Но что такое вообще «пророссийские президенты»? И какая от них может быть польза обычным россиянам?

Сначала стоит разобраться, в чем, собственно, состоит «пророссийскость» новых президентов Болгарии и Молдавии. Генерал Радев — профессиональный военный, причем учившийся в США — сначала в эскадронной авиационной школе «Максвелл», затем, спустя 11 лет, там же в военно-воздушном колледже. «Пророссийский» он скорее по формальным признакам, являясь кандидатом от двух партий, которые находятся в жесткой оппозиции к теперь уже бывшей правящей партии «Граждане за европейское развитие Болгарии». При этом именно в Болгарии с начала века каждые следующие парламентские выборы выигрывает оппозиция. Любая. Поскольку выборы в стране относительно честные, а власть не кажется людям эффективной, они просто тасуют политическую колоду.

Новый молдавский президент Игорь Додон — социалист, бывший коммунист и неоднократный член правительства экс-президента Молдавии Владимира Воронина, занимавший посты вплоть до первого вице-премьера, куратора экономики. К слову, Воронин поначалу тоже считался в Москве страшно «пророссийским», но именно в его правление сорвалось соглашение по мирному урегулированию в Приднестровье и постоянно велись торговые войны России с Молдавией.

Да, оппонент Додона Майя Санду представляла силы, выступающие за тесное сближение Молдавии с ЕС и ее дальнейшую румынизацию. Но при этом сам Додон, в частности, выступает за вывод российских миротворцев из Приднестровья в обмен на особый статус этой территории, а Россия пока против вывода своих войск. Против и само Приднестровье, где вообще хотят провести очередной референдум о присоединении к России.

Трампа некоторые американские СМИ прямо называли «агентом Путина». В Breхit принято видеть если не «русский след», то явную выгоду для России — хотя не очень понятно, так ли нам выгодно дальнейшее ослабление ЕС, по-прежнему главного внешнеторгового партнера нашей страны. Россия уже финансировала избирательную кампанию в парламент лидера националистической французской партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен (она сама признавалась) и активно заигрывает с Николя Саркози, который однажды, в 2008 году, спас нас от западных санкций после войны с Грузией. Вполне вероятно, что Россия постарается использовать своих агентов влияния и на выборах в Германии в 2017 году.

Но что могут сделать эти уже пришедшие к власти в своих странах или потенциальные «пророссийские политики» при нашей нынешней политике?

Тут стоит вспомнить, чем для России оборачивались победы пророссийских кандидатов раньше. Со второго раза в 2010 году Кремлю удалось продавить президентство Виктора Януковича. Причем еще в первый раз, в 2004-м, за него ездил агитировать в Киев лично президент Путин. В итоге пожизненного президента из Януковича не получилось. Даже до истечения первого срока его пришлось экстренно эвакуировать в Россию. 3 миллиарда долларов из 15, которые Москва дала Януковичу за отказ в последний момент подписывать соглашение об ассоциации с Евросоюзом, так и останутся пока безвозвратным долгом. Но это полбеды. Настоящая беда — нынешнее состояние российско-украинских отношений, война и санкции против России.

В Москве очень радовались победе на выборах в Грузии пророссийского кандидата Бидзины Иванишвили, бывшего крупного российского бизнесмена. Хотя отношения с Грузией формально улучшились по сравнению с войной 2008 года и эпохой Саакашвили, но Грузия уже получила ассоциацию с ЕС и практически согласовала безвизовый режим. Причем новое грузинское руководство, недавно опять выигравшее парламентские выборы, не ставит под сомнение цели максимально полной интеграции с ЕС и НАТО. И, вместе со всем мировым сообществом, продолжает считать Абхазию с Южной Осетией своими территориями, оккупированными Россией.

Конечно, от «пророссийского президента США» мы хотим получить снятие санкций и признание Крыма. Вероятность такого исхода сейчас не может просчитать никто. Но вряд ли Трамп, критиковавший Обаму как «слабака» в сравнении с Путиным, сам захочет прослыть «слабаком», совершив односторонние уступки России. Если во Франции президентом станет Марин Ле Пен или даже Саркози, можно ожидать попыток дальнейшего раскола Европы и шансов на отмену европейских санкций.

Но чем нам поможет «пророссийский» президент Молдавии Додон? Да, по словам главы его избирательного штаба, Додон собирается с первым визитом в Москву — будет лоббировать возвращение молдавских товаров на российский рынок и почти наверняка просить денег, которых у нас нет даже на нашего давнего абсолютного сателлита — Приднестровскую молдавскую республику. И все меньше остается даже на российские регионы. Крым Молдавия признает российским едва ли: это может привести к конфронтации с ЕС и мощным протестам внутри страны. Да и принятие официального решения по данному вопросу на уровне государства сомнительно. Социалисты Додона парламент не контролируют, и постановление о признании Крыма в составе РФ там вряд ли сможет пройти.

Чем нам поможет генерал Радев на посту президента Болгарии? Ну, разрешит строить газопровод, который потом все равно может заблокировать Еврокомиссия. Если же вдруг генерал Радев начнет выводить Болгарию из ЕС (что вряд ли), за деньгами он опять-таки поедет в Москву. Пока Болгария остается членом Евросоюза, ждать признания Крыма от нее не стоит.

Хотя российские СМИ пытаются нам доказать, что Путин уверенно «расставляет» своих президентов по всему миру от США до Болгарии, пока решительно непонятно, как именно это может улучшить экономическую или политическую ситуацию в самой России.

Политическая ситуация вроде бы и так хороша — рейтинг у президента высокий, а больше ничего власти и не надо. Экономическая ситуация — тупиковая, но пока спасает рейтинг президента. У Трампа в списке его первоочередных приоритетов нашей страны пока нет. Да и вообще он обещал возвратить величие Америке, а не России. Нищая Болгария сейчас живет за счет ЕС. Но если вдруг товарищ Радев надумает совершить «поворот на Восток», готовы ли мы еще и содержать Болгарию? Молдавию содержать вроде бы дешевле, она еще более нищая, но у нас это не очень получалось даже в «сытые нулевые».

Пока Россия не станет по-настоящему экономически привлекательной для других государств, пока от нее будет исходить угроза соседям (а в тех же Молдавии и Грузии если кто и хочет помириться с Россией — в основном чтобы продавать на нашем большом рынке местные товары и застраховать себя от повторения Южной Осетии и Крыма с Донбассом), никаких шансов на реальную пользу россиянам от пророссийских кандидатов во главе других стран нет.

Конечно, можно убеждать народ по телевизору в том, что мы ядерно расширяем свое влияние в мире за счет своих «ставленников». Только если это не приводит к устойчивому экономическому росту в стране, повышению наших доходов или к уменьшению политической напряженности, грош цена такому влиянию.

Конечно, мягкая сила всегда предпочтительнее жесткой. Лучше тратить деньги на пророссийские силы за рубежом, чем на вооружение, чтобы грозить недружественным соседям. Раз уж деньги, учитывая наши нынешние политические приоритеты, все равно не пойдут на российские больницы и школы — пусть лучше их направляют на «дружбу», чем на «войну». С другой стороны, купленная дружба редко бывает прочной. Понимая это, программу вооружений, судя по всему, никто сокращать не собирается. Но такое двойное финансирование нашей внешней политики уж точно не оставляет шанса российским больницам и школам. А рассчитывать на то, что мы сможем развивать с пользой для себя экономическое сотрудничество со странами-«союзниками», не приходится.

Ну и надо ли говорить, что судьба нашей страны зависит, прежде всего, от того, насколько «пророссийским» (озабоченным внутренними проблемами России) будет ее собственный президент.