Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Офицеры, молчать!

Почему борьба за мораль не должна подменять закон

«Газета.Ru» 26.09.2016, 17:23
Артем Сизов/«Газета.Ru»

Закрытие организаторами выставки «Без смущения» после того, как ее блокировали люди в форме с нашивками «Офицеры России», должно насторожить власть не меньше, чем сторонников «либеральных ценностей». Эти борцы за общественную мораль не только выставляют напоказ собственное агрессивное невежество, что случается во многих странах, но и дискредитируют государство, отбирая у него монополию на насилие.

Неслучайно этих «Офицеров России», у которых, между прочим, есть свой правовой интернет-портал (дескать, закон они чтут) и общественная приемная, в соцсетях окрестили хунвейбинами. И даже вспомнили акции организации под названием «Офицеры Германии», которая в 1933 году тоже «просто пела песни» возле одной фабрики, после чего оттуда «во избежание худшего» уволили всех евреев. Худшего тогда избежать не удалось. Причем далеко не только евреям.

Руководитель «Офицеров России» 38-летний Антон Цветков (кстати, в его официальной биографии нет никаких доказательств того, что он вообще когда-либо служил в армии, хотя и родился в семье военнослужащих) является членом Общественной палаты. Так что, вполне возможно, организация получает госфинансирование или имеет высокопоставленных спонсоров.

Конечно, сразу возникла версия, что Цветков со своим отрядом «офицеров» просто очень боится остаться без денег, когда в стране нет средств на куда более значимые нужды. Вот и ищет любой способ показать свое рвение на ниве общественной морали. Тем более что на такое рвение есть очевидный идущий сверху политический запрос. Запросы в прокуратуру с просьбой проверить экспозицию «Без смущения» направили сенатор Елена Мизулина и детский омбудсмен Анна Кузнецова.

Российское государство давно заигрывает с сомнительными общественными организациями. «Православные активисты» громили выставку «Осторожно, религия» в центре Сахарова еще в «бородатом» 2003 году, когда Россия почти дружила с Америкой, наши страны совместно боролись с международным терроризмом и никто в Кремле не говорил ни о каких «духовных скрепах». Потом власть выращивала своих хунвейбинов в виде движения «Наши», «Молодой гвардии» ЕР, «Идущих вместе». Последние прославились пикетированием Большого театра, протестуя против постановки оперы «Дети Розенталя» по либретто «писателя-калоеда» Владимира Сорокина.

В посткрымскую эпоху эстафету санкционированного насилия подхватило движение «Антимайдан», учредителями которого стали байкер Александр «Хирург» Залдостанов и сенатор Дмитрий Саблин. Казаки в Петербурге громили Музей Набокова. «Православные активисты» добились отмены спектакля «Тангейзер» в Новосибирском театре оперы и балета и замены гендиректора на торговца бананами, теперь ставшего фигурантом дела о банкротстве.

Проблема в том, что число таких хунвейбинов в нынешней общественно-политической атмосфере неуклонно растет — и все чаще даже без финансирования сверху.

Как точно заметил Пелевин, «моральное негодование — это техника, с помощью которой можно наполнить любого идиота чувством собственного достоинства».

Но почувствовавшие свою безнаказанность и, главное, политическую востребованность активисты неожиданно могут выйти из-под контроля государства. Начать устраивать собственные акции креативного вандализма. Показательно, что полиция, обычно решительно скручивающая даже одиноких пикетчиков, флегматично наблюдала, как люди в камуфляжной форме блокируют доступ граждан на выставку.

Показательно и то, что организаторы выставки решили не обращаться в суд, потому что знают, чем это в России обычно заканчивается: достаточно вспомнить дело православного активиста Энтео, разгромившего в прошлом году выставку скульптур в Манеже и отделавшегося 10 сутками ареста, хотя выставке был нанесен ущерб на двести с лишним тысяч рублей.

Впрочем, дело не только в том, что хулиганские выходки лояльных ультраактивистов подрывают престиж страны и ее руководства.

Любое государство показывает свою слабость, когда чьи-то моральные принципы оказываются выше закона.

Это, видимо, отчасти почувствовали и сами власти. Неслучайно уже в понедельник появилось заявление Общественной палаты, косвенно и очень мягко, но все же осуждающее действия «Офицеров России». При этом в заявлении содержится очевидная, но почему-то столь трудно реализуемая в сегодняшней России истина: экспертизой выставок должны заниматься профессионалы, а не оскорбленные в своих чувствах активисты. Добавим — заниматься в суде, когда возникают споры.

Повысив градус ненависти в обществе под разговоры о том, что Россия едва ли не последний оплот морали в бездуховном мире, наши власти рискуют получить неконтролируемую агрессию и вандализм как раз со стороны тех самых ультрапатриотов, которыми пытаются управлять.

Так что государству в случае с фотовыставкой желательно не ограничиться заявлением Общественной палаты. Свое слово должны сказать министр культуры и правоохранительные органы — по отношению к «Офицерам России». А судьбу выставки — решать суд, если туда поступят соответствующие обращения недовольных: как с одной, так и с другой стороны.

Государство, как многим кажется, защищает сегодня только «своих», но тогда это значит, что оно не защищает никого. Потому что «свои» в любой момент могут оказаться «чужими».