Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Мимо урны

Почему в России избрали Госдуму меньшинства

«Газета.Ru» 19.09.2016, 17:22
Болат Шайхинов/РИА «Новости»

Хотя уже утром 19 сентября на улицах российских городов появились явно заготовленные заранее билборды «Единой России» с надписью «Спасибо за поддержку», а в Думе будут заседать ровно те же четыре партии, готовые штамповать самые спорные законы, властям рано радоваться. Главная проблема в том, что «стабильность» состава парламента все более явно контрастирует с нестабильностью положения в стране и неопределенностью ее будущего.

Формально власти одержали сокрушительную победу на первых выборах после масштабного экономического кризиса, совпавшего, правда, с внешнеполитическими успехами страны (в глазах большинства населения). Согласно официальным данным ЦИК, после подсчета более 93% протоколов «Единая Россия» набирает 54,28%, КПРФ — 13,45%, ЛДПР — 13,24%, эсэры — 6,17%.

«Единая Россия» с учетом одномандатников вообще может получить в нижней палате парламента конституционное большинство и проводить все законы в одиночку.

Впрочем, этого не требуется: три другие парламентские партии за время работы в прошлом созыве доказали, что Дума у нас практически однопартийная.

Однако первую реакцию властей на итоги выборов трудно назвать праздничной. Приехав в штаб «Единой России» сразу после окончания голосования, Путин и Медведев высказались в том духе, что, «несмотря на трудности», люди поддержали партию власти и тем самым якобы проявили «политическую зрелость». То есть даже первые лица государства признают, что в стране трудности, а не успехи, за которые избиратели наградили ЕР доверием.

На следующий день и вовсе пришлось почти оправдываться за низкую явку. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что показатель явки избирателей на выборах в Госдуму седьмого созыва мог быть выше, «но не нужно умалять значение тех цифр по явке, которые мы имеем на данный момент».

Явка на выборах 18 сентября, по предварительным данным, составила 47,81%. При этом она резко выросла ближе к концу голосования. И судя по результатам экзит-полов, и явку, и процент голосовавших за партию власти, похоже, пришлось накручивать с помощью административного ресурса. Что, впрочем, не меняет ситуацию принципиально.

За вычетом административного ресурса (бюджетники с открепительными талонами, военнослужащие, заключенные и т.д.) и разочаровавшейся в выборах части «либерального» электората, по своей воле пришли на выборы очень немногие. И даже несмотря на этот ресурс, в Москве явка составила 35%, в Питере — и вовсе 25%.

ЛДПР (читай Жириновский, потому что «либерал-демократы» — партия чисто вождистского типа) едва не обошла КПРФ, получив почти в полтора раза больше, чем на думских выборах – 2011. Что особенно показательно.

Накануне думских выборов 2011 года ходили разговоры, что ЛДПР больше вообще не пройдет в Думу. Что роль Жириновского как полезного режиму катализатора протестных и ультранационалистических настроений в обществе исчерпана. Что в эпоху стабильности такие эпатажные политики власти уже не нужны.

И вот сегодня ЛДПР теперь в России куда больший мейнстрим, чем еще пять лет назад.

С одной стороны, результат ЛДПР — прямое следствие радикализации официального политического дискурса. Теперь идея «омыть ноги в Индийском океане» практически не отличается от нашей официальной пропаганды и «ура-патриотизма». С другой — это следствие протестных настроений: оставаясь абсолютно лояльным любой исполнительной власти, Жириновский наиболее резко критикует остальные парламентские партии, включая «Единую Россию». И частью избирателей из-за такой риторики до сих пор воспринимается как оппозиционер-патриот.

Хотя, по сути, мы получили скорее однопартийную Думу, ибо в последнем созыве исчезли последние содержательные различия между парламентскими партиями. Может, народ и не пошел на выборы, потому что вовсе не видит смысла в этом органе? Если бы 18 сентября проводился референдум с вопросом «Нужна ли в России Госдума?», возможно, и явка была бы побольше, и за ее упразднение высказалось бы большинство. Так, с точки зрения граждан, можно хотя бы сэкономить деньги, которых больше не хватает на повышение зарплат бюджетников и индексацию пенсий на размер реальной инфляции.

Низкая явка и такие результаты голосования подтверждают, что нынешняя Дума, как и прошлая, вряд ли будет чувствовать себя обязанной избирателям — только президенту. Со всеми вытекающими из этого законами. Для власти итоги выборов означают, что процесс обновления политической системы сочли более опасным, чем тихое загнивание. Что разрыв между карманной Думой и нуждами населения станет еще более явным.

Но если власть эти выборы неоднозначно выиграла, то оппозиция — однозначно проиграла.

Ей не стоит винить ту часть оппозиционно настроенных избирателей, которые остались дома. Если люди не хотят голосовать, значит, кандидаты не смогли предложить им внятной альтернативы или убедить их в необходимости играть по имеющимся правилам. Самые известные лидеры оппозиции — Явлинский и Касьянов — явно переоценили свой личный потенциал и вновь не смогли договориться. В независимость созданной Кремлем Партии роста демократически настроенный избиратель просто не поверил.

При этом очевидно, что в России вопрос о власти — а именно это есть главный вопрос любых выборов — сегодня решается точно не на думских выборах. Гораздо важнее в этом отношении предстоящие выборы президента.

На президентских выборах демократической оппозиции кровь из носа нужно договариваться. Но проблема в том, что самые известные лидеры оппозиции Навальный и Ходорковский баллотироваться не могут по российским законам — из-за судимостей. Любой условный Титов или Прохоров будут резонно сочтены фейковыми кремлевскими кандидатами. Явлинский традиционно заигрывает с Кремлем, а его возможности стать единым кандидатом от антипутинской либеральной оппозиции перечеркнуты долгим опытом постоянных электоральных поражений. Михаил Касьянов не имеет харизмы и популярности, чтобы тягаться с наиболее вероятным кандидатом в президенты от «власти» — Владимиром Путиным.

К тому же думские выборы явно продемонстрировали, что в их подготовке и проведении с уходом из ЦИК одиозного Владимира Чурова мало что изменилось, поскольку не избирательные комиссии в России формируют запрос на фальсификацию избирательного процесса. Для регионального начальства федеральные выборы — главный шанс выслужиться перед Кремлем и получить карт-бланш на дальнейшее правление.

В России пока в принципе нет шансов реально менять власть с помощью такого механизма. Сложившаяся система не способна меняться естественным путем, сегодня Дума лишь отдаляется от тех, чьи интересы должна представлять.

«Стабильность» в парламенте не имеет ничего общего с реальным состоянием государства и общества.

И это несоответствие гораздо опаснее того, что новая Дума в итоге избрана меньшинством населения и вообще не представляет точку зрения как минимум 15% граждан, по всем опросам придерживающихся демократических ценностей.