Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Проект «Главрыба»

Почему рыбалка — не главное место для решения вопроса о будущем страны

«Газета.Ru» 12.09.2016, 17:15
Президент РФ Владимир Путин и председатель правительства РФ Дмитрий Медведев во время водной... Алексей Дружинин/Пресс-служба президента РФ/РИА «Новости»
Президент РФ Владимир Путин и председатель правительства РФ Дмитрий Медведев во время водной прогулки по озеру Ильмень в Новгородской области

Кажется, в России начинают заваривать новую политическую уху. Очередной внезапный выезд на рыбалку президента с премьером и новый проект Ходорковского «Вместо Путина» по выборам альтернативного кандидата в президенты России в 2018 году дали старт новой политической кампании. Даже если Путин пойдет на новый срок, из чего пока исходят российские и мировые элиты, проблема транзита власти в России никуда не денется, а будет только обостряться с каждым годом сохранения статус-кво.

Путин и Медведев уже приучили политическую элиту, что не просто так ловят рыбу. По крайней мере, одна судьбоносная рыбалка у этого тандема уже была — 17 августа 2011 года в Астраханской области. Там и было решено, что Медведев не идет на второй срок, зато Путин идет на третий. И хотя нынешняя рыбалка (точнее, уха) по внешним признакам выглядит скорее как предвыборная пиар-акция за неделю до думских выборов, где Медведев возглавляет список «Единой России», она дает пищу для размышления не только о выборах-2016. Тем более вовсе не в парламенте решаются судьбы России в нынешней политической системе.

У этой ухи на двоих сразу появился богатый политический навар. Она показала или была призвана показать, что Медведев остается самым близким к Путину публичным политиком. Что вряд ли его уволят из правительства перед президентскими выборами или сделают каким-нибудь спецпредставителем по экологии.

И что, возможно, Медведев по-прежнему может рассматриваться как один из вероятных преемников, если по каким-то причинам Путин решит не идти на выборы-2018 или не будет потом править весь шестилетний срок.

Кандидатура Медведева более или менее понятна для Путина и для элит именно потому, что он уже один раз был президентом. Причем никого не тронул (кроме мэра Москвы Юрия Лужкова, да и то явно по согласованию с Путиным) и не сделал ничего, что хоть как-то поколебало бы позиции путинской элиты. К тому же сам безропотно отдал власть предшественнику, что для России является уникальным историческим событием — больше так пока не делал никто и никогда. В общем, Медведев остается чуть ли не единственным политиком, с кем Путин готов есть уху под телекамеры и который может рассматриваться как вариант транзита власти в России, где по-прежнему нет нормальных форм ее передачи через конкурентную борьбу на прозрачных выборах понятных обществу кандидатов от реальных партий.

У нас последний раз что-то отдаленно похожее на реальные конкурентные президентские выборы происходило в далеком 2000 году. Да и то Путин победил в первом туре, хотя в момент назначения и.о. президента его исходный рейтинг был 2%, а предлагал этого кандидата крайне непопулярный тогда Ельцин.

На фоне отсутствия нормальных механизмов президентских выборов проект Ходорковского «Вместо Путина» выглядит наивной, утопической, но по-человечески вполне понятной попыткой хотя бы на уровне политического жеста показать: в России возможен кандидат в президенты (хотя бы кандидат), не назначенный заранее или не согласованный с Кремлем.

При этом понятно, что у Ходорковского нет возможности ни баллотироваться самому (по закону это запрещено людям с судимостями), ни привести к власти своего кандидата. Навальный, самый известный лидер нынешней российской оппозиции, не может баллотироваться в президенты по тем же причинам, что и Ходорковский.

Пока список альтернативных кандидатов выглядит странно и отчасти нелепо, но, с другой стороны, никто ведь и Путина не ожидал увидеть президентом России в 1999 году.

Сейчас в «списке Ходорковского» 14 человек, но он будет расширяться. В будущем предложить своего кандидата сможет каждый желающий, говорит руководитель «Открытых выборов» Тимур Валеев. В числе уже предложенных кандидатов — мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман, основатель «Яблока» Григорий Явлинский (единственный, кто уже публично заявлял о готовности идти в президенты в 2018 году), председатель ПАРНАС Михаил Касьянов, дочь Бориса Ельцина Татьяна Юмашева, вице-президент Transparency International Елена Панфилова, член политкомитета «Яблока» Лев Шлосберг, экс-министр финансов Алексей Кудрин и другие.

Тему преемника в недавнем интервью «Блумбергу» поднял и сам Путин, традиционно уклончиво сказав о собственных президентских планах. Путин допустил появление преемника, отметив, что он должен быть «молодым, но зрелым человеком». Таким вполне — по логике самого Путина и Кремля в широком смысле слова — может быть тот же Медведев. Однако любопытно, что будет, если Медведева в свой список включит и Ходорковский. Захотят ли в таком случае в Кремле опять использовать нынешнего премьера в качестве преемника? Не станет ли это для него «черной меткой»?

В любом случае проект Ходорковского не остался незамеченным и был довольно оперативно прокомментирован пресс-секретарем президента. По словам Дмитрия Пескова, такие «проекты разрабатываются и готовятся к реализации людьми, которые уже безвозвратно оторваны от России, от того, что здесь происходит, от российской повестки дня».

Если уж говорить о российской повестке дня, то одна из важнейших политических ее проблем в том, что наша страна сегодня не слишком отличается от азиатских республик бывшего СССР с пожизненными президентами. От того же Узбекистана, где сразу после смерти Каримова нарушили конституцию, назначив временным президентом не главу парламента, как записано в основном законе, а премьера, который и станет потом главой государства. В России власти тоже по-прежнему склонны решать вопрос о президенте до выборов и в узком кругу, «на рыбалке». А выборами лишь штамповать заранее принятое кулуарное решение.

На этом фоне и проект Ходорковского может оказаться не столь наивным — хотя бы просто попыткой внести в публичную повестку логичную мысль, что в стране все равно рано или поздно будет другой глава государства. Что кандидатов на президентский пост может быть не один и не два. Что они могут не иметь никаких связей с Кремлем. И что смена лидера государства, если оно политически состоятельное, никогда не означает автоматической гибели страны.

Будущее ядерной державы с населением в 145 млн человек, в конце концов, может решаться не только на высокопоставленной рыбалке. Или, по крайней мере, не только там.