Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Родина зовет мать

Сделает ли назначение нового детского омбудсмена власть человечнее

«Газета.Ru» 09.09.2016, 18:01
Анна Кузнецова с мужем и детьми fond-pokrov.ru
Анна Кузнецова с мужем и детьми

Россия стремительно догоняет ненавистный Запад по части искоренения гендерного неравенства во власти. На сей раз женщина — более того, многодетная мать — сменила мужчину на посту уполномоченного при президенте по правам ребенка. Конечно, сам по себе рост числа женщин на ответственных постах не означает, что в России появляется какая-то новая власть с «добрым женским лицом», но шанс сделать человечнее хотя бы этот участок работы у нового омбудсмена есть.

Детским защитником назначена мать шестерых детей, жена священника и носительница традиционных ценностей Анна Кузнецова из Пензы. Смена лощеного, улыбчивого столичного франта Павла Астахова, чья деятельность сопровождалась непрерывными публичными скандалами, на молодую мать-героиню из провинции очень в духе времени.

Денег в стране становится меньше, властям нужно нажимать на милосердие и терпение.

По формальным признакам Анна Кузнецова почти идеально подходит на пост защитницы прав детей. С одной стороны, она уже вписана в вертикаль власти — возглавляет пензенский исполком ОНФ, выиграла праймериз «Единой России». С другой — многодетная мать из Пензы, пока не испорченная богатой жизнью, хочется верить, представляет себе реальное существование детей в нашей стране. С третьей, она — руководитель благотворительного фонда, получающего президентские гранты, но созданного благодаря личным усилиям Кузнецовой.

Активное пришествие женщин в российскую федеральную власть продолжается. Историк с православно-консервативным уклоном и опытом работы в администрации президента Ольга Васильева сменила на посту министра образования Дмитрия Ливанова. Элла Памфилова сменила Владимира «волшебника» Чурова на посту председателя Центризбиркома. Главным уполномоченным по правам человека стала генерал-майор МВД в отставке Татьяна Москалькова.

Однако модная, особенно в первой половине 2000-х, идея, будто женщины могут сделать российскую власть лучше и добрее, пока не находит буквального подтверждения.

Хотя, например, понятно, что, несмотря на всю критику, та же Эльвира Набиуллина на посту председателя Банка России помогла спасти российскую экономику от еще большего обвала, в том числе относительно стабилизировала курс рубля в тяжелейших внешнеполитических условиях, отпустив его в свободное плавание.

Но председатель ЦБ — явно не та должность, по которой можно судить о «человеческом лице» власти. Тут важнее эффективность и профессионализм. А вот должности Памфиловой, Москальковой, Васильевой и Кузнецовой как раз дают возможность проявить государству некоторые чисто человеческие черты.

Честность и беспристрастность — при проведении выборов и подсчете голосов. Любовь к детям и заботу о педагогах — в работе Министерства образования. А уж омбудсменам при президенте сам Бог велел быть защитниками униженных и оскорбленных, а не идеологических установок начальства.

Пока, правда, омбудсмен Москалькова никак не показала, что настроена защищать права человека от государства, скорее — государство от прав человека. Трудно себе представить, например, чтобы она начала публично протестовать против признания иностранным агентом Левада-центра или пыток заключенных в тюрьмах, о которых по роду своей прежней деятельности должна знать очень хорошо.

Да и Элла Памфилова при всем желании не может развеять сомнения россиян относительно честности выборов.

У Анны Кузнецовой вроде бы наивысшие исходные шансы стать человеческим лицом власти. Доказать, что главное — это реальные дела, защита конкретных детей, а не мелькание в прессе с резонансными идеологическими или попросту бестактными высказываниями, которым славился ее предшественник.

Другое дело, от чего и как она их будет защищать. По отзывам работавших с ней людей, Анна Кузнецова искренне любит детей и обладает бойцовским характером. При этом она — убежденная сторонница «закона Димы Яковлева» и всерьез убеждена, что запрет на усыновление спасает наших детей, которые могли бы умереть за границей.

Также она активно продвигает идею запрета абортов без медицинских показателей, подводя под это «научную» базу. По словам Кузнецовой, «основываясь на сравнительно новой науке телегонии, можно говорить о том, что клетки матки обладают информационно-волновой памятью. Поэтому эти клетки запоминают все, что в них произошло. Допустим, если у женщины было несколько партнеров, то велика вероятность рождения ослабленного ребенка из-за смешения информации. Особое влияние данный факт оказывает на нравственную основу будущего ребенка. Аборт, в свою очередь, также является серьезным потрясением для уже желанного малыша, поскольку клетки запоминают страх плода перед абортом, запоминают смерть».

Впрочем, судить нового омбудсмена можно будет только по делам, тем более, ей наверняка придется сотрудничать и дискутировать с той же РПЦ, которая, защищая «традиционные ценности», называет защиту прав человека вообще и прав ребенка в частности западной ересью.

Пока же власть все равно остается преимущественно мужской, жесткой, а главное, не слишком профессиональной. Причем жесткость почему-то считается синонимом ее силы. А покладистость, склонность к компромиссам, способность признавать ошибки, мягкость и доброта — все еще признаком слабости.