Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пропущенные звонки

Почему самоустранение от политики больше не служит защитной грамотой

«Газета.Ru» 06.09.2016, 21:39
Курсанты в учебной аудитории Центра профподготовки штатных инструкторов в Москве Евгений Биятов/РИА «Новости»
Курсанты в учебной аудитории Центра профподготовки штатных инструкторов в Москве

Громкие дела в холдинге «Ренова», подконтрольном Виктору Вексельбергу, добавляют дополнительные штрихи к пониманию громкой антикоррупционной кампании, идущей почти год. Как ее сущности, так и последствий для всего общества. Очевидно, что круг неприкасаемых все более сужается, а законы, вероятно, будут применяться все строже.

Происходящее можно было бы оценить в логике привычной «сигнальной системы» для крупного бизнеса — в данном случае для Виктора Вексельберга: мол, есть проблемы, пора делиться. Но тогда это был бы уже «контрольный» звонок для совсем непонятливых, к коим олигарх еще «раннеельцинского» призыва едва ли относится, ведь о том, что активность СК бьет по империи Вексельберга, писали еще в момент ареста бывшего губернатора Коми Вячеслава Гайзера.

Речь скорее о том, что работа следственных органов, кажется, выходит за пределы тех неписаных правил, которые страна худо-бедно заучила за прошедшее десятилетие-полтора.

Конвенция «политическая лояльность в обмен на лояльность силовиков» в отношении крупных игроков перестает работать. Остается только догадываться почему. Политическая воля сверху, сокращение «кормовой базы» в связи с кризисом, начало большого выборного цикла и необходимость мобилизации масс вокруг новой повестки?

Как бы то ни было, круг тех, кто может чувствовать себя в относительной безопасности, похоже, резко сужается.

Больше нет ощущения, что те, «за кем пришли», давно ходили под Богом и следователем. Это уже не те, про кого говорят «пробы ставить негде». Напротив, объявленный в розыск гендиректор «Вымпелкома» Михаил Слободин из числа менеджеров, которые повсеместно были, что называется, на хорошем счету. Его считали толковым профессионалом, не вовлеченным ни в корпоративные, ни в ведомственные, ни в — не дай бог — политические разборки.

Более того, сам Слободин никогда не рассчитывал на победу «в любой игре с государством». «Это сегодня самый сильный игрок, поэтому я ищу сферы, где у него минимальное влияние, — говорил он в одном из интервью. — Хочется, чтобы результаты работы зависели только от того, что делаешь со своей командой, а не от людей, у которых другая повестка».

Все знал, все сам объяснял — а все равно попался. Потому что старый принцип «был бы человек — статья найдется» никто не отменял. К слову, это касается и статьи за «дачу взяток», по которой возбуждены дела. Довольно редкая в нашей правоприменительной практике статья и, очевидно, довольно частая практика. Не исключено, что в данном случае мы имеем дело с началом новой главы пресловутой кампании против коррупционеров.

Сегодня трудно судить, к каким последствиям приведет новый раунд борьбы с коррупционерами и теми, кого будут так называть. Обернется ли это очередным кошмаром для бизнеса. Или приведет если не к чистке, то хотя бы к ротации элит. Или после громкого пиара для широких слоев населения кампания сойдет на нет.

Продолжающаяся сегодня кампания скорее следствие внутривидовой борьбы внутри самих правоохранительных органов. И пары месяцев не прошло с тех пор, как под стражу были заключены видные офицеры самого Следственного комитета. С того момента активность его пресс-службы, до того чуть ли не еженедельно радовавшей публику искрометными комментариями по темам российской и международной жизни, заметно поубавилась. И вот новый повод для победных реляций: необходимо доказывать собственную состоятельность.

Модификация старого принципа «был бы следователь — подследственный найдется» тоже работает вовсю.

Наконец, вполне можно допустить и еще одну версию, которая, впрочем, касается исключительно самого Слободина, а не других арестованных менеджеров из «Реновы». Сотовые операторы, похоже, не в восторге от введения в действие положений «пакета Яровой». И не исключено, что Слободин — та самая «сакральная жертва», которая необходима для их острастки.

Пока очевидно, что сейчас в режиме реального времени мы наблюдаем процесс, когда «политика приходит за каждым».

Правила игры то ли в процессе формирования, и потому их еще не успели освоить. То ли уже сформированы и звучат примерно так, что наказание становится естественным продолжением почти любой активной практики в современной России. А встреча со следствием становится необходимой вехой в жизни чуть ли не каждого инициативного гражданина.

Руслан Соколовский, попавший за решетку за ловлю покемонов в храме, очевидно, попал под раздачу в связи с тем, что кого-то же должны арестовывать за оскорбление чувств верующих. Но позже стали появляться все новые подробности: по последней версии, у него была обнаружена «шпионская ручка» для скрытой видеосъемки. Видимо, коли человек уже попал в оборот, просто так выйти он уже не должен.

Для обычных людей, не связанных с большим бизнесом и публичной политикой, это тоже печальная новость. Происходящие в последние годы аресты крупных чиновников и бизнесменов, считавших себя элитой страны, служат для каждого следователя свидетельством того, что и многочисленные репрессивные законы, направленные против отдельных граждан, могут применяться со всей строгостью. Как ни парадоксально, радости от того, что такие законы начинают работать, а не остаются только на бумаге, испытывать не приходится.