Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Чубайс не виноват

Почему в России опять не получается приватизация

«Газета.Ru» 22.08.2016, 17:16
Аркадий Гурский

К началу сентября российское правительство из запланированного 1 трлн руб. поступлений в бюджет от приватизации соберет немногим более 50 млрд. В нынешней экономической и политической ситуации в России покупать пакеты приватизируемых компаний практически некому, кроме госкомпаний, что не принесет особой пользы бюджету.

Хотя до конца года остается еще четыре с лишним месяца, провал правительственных планов приватизации ради пополнения бюджета уже очевиден. Государство собиралось получить от приватизации в 2016 году порядка триллиона рублей. Эти планы изначально казались утопией: программы приватизации регулярно не выполнялись в России даже в благополучные 2000-е годы, что уж говорить о кризисе.

Единственная завершенная приватизационная сделка из ожидавшихся — продажа пакета алмазного холдинга АЛРОСА через биржу — дала казне чуть более 50 млрд руб. Причем тут речь идет о понятном бизнесе, где нет таких ценовых колебаний, как на рынке углеводородов. И о компании, наряду со знаменитой южноафриканской корпорацией De Beers играющей ключевую роль в мировом масштабе.

50 млрд руб. для проблем российской казны — копейки. Для сравнения: только с января по июнь дефицит бюджета составил 1,6 трлн руб., а на год запланирован в размере 2,2 трлн.

Причем это происходит уже на фоне сокращения расходов.

Экономисты заранее предупреждали, что планы правительства пополнить казну за счет приватизации в 2016 году не слишком реалистичны. Во-первых, откровенно плоха экономическая конъюнктура. Значит, продавать активы придется по заведомо низким ценам. То есть бюджет в любом случае получил бы сейчас от приватизации меньше, чем если бы в России был устойчивый экономический рост, а не затяжной спад. Во-вторых, из-за санкций практически нет желающих покупать среди иностранцев. А расчет правительства состоял как раз в том, что иностранцы — хотя бы из стран, не участвующих в войне санкций, захотят позариться на наши активы именно из-за их относительной дешевизны.

У каждой конкретной сделки есть еще и свои персональные проблемы, кроме общих проблем падающей российской экономики. В случае с продажей части «Роснефти» — нежелание единственного потенциального покупателя, Китая, платить большие деньги, не получая даже блокирующего пакета. Китай и так давно кредитует «Роснефть». Ему нет нужды получать какой-то пакет в компании без шансов на участие если не в оперативном управлении, то хотя бы в выработке стратегии. А отдавать китайцам контроль над «Роснефтью» при всех сладкоголосых речах о «повороте на Восток» никто явно не собирается.

У приватизации «Башнефти» не слишком приятная история. Сначала государство само фактически попросило купить ее АФК «Система». А потом неожиданно вернуло назад, признав приватизацию незаконной. Широко обсуждается версия, что приватизацию в итоге отложили, чтобы не ссорить элиты перед парламентскими выборами.

О приватизации пакетов Сбербанка и ВТБ, которые поначалу тоже входили в приватизационные планы правительства, вообще замолчали. Внутри России покупателей на относительно крупные пакеты крупнейших госбанков (ВТБ вообще сложносочиненная банковская группа) просто нет, а иностранцам, даже если бы они захотели, никто сколько-нибудь существенного пакета главных банков страны просто не продаст.

Проблема в том, что провал планов приватизации может непосредственно коснуться большинства россиян.

Даже тех, которым совершенно безразлично, кому там принадлежат эти таинственные монстры АЛРОСА, «Башнефть» или Сбербанк. Государству все равно предстоит выискивать недостающие деньги, и провал приватизации, вероятно, лишь ускорит принятие важных решений. Отсюда высказанная президентом России идея как-то (как — предстоит придумать правительству) вывести из тени 30 млн россиян, занятых в неофициальной экономике. Отсюда возобновившиеся в Госдуме дискуссии о прогрессивном подоходном налоге, чтобы богатые платили больше бедных. Хотя в таком случае, скорее всего, просто опять будут уходить в тень относительно большие зарплаты. Отсюда лоббирование Минфином отмены налоговых и таможенных льгот для предприятий.

Сегодня у потенциальных участников приватизации нет не только денег, но и особого желания. Невозможно проводить успешную приватизацию в стране, где нет гарантий частной собственности, а власть и бизнес перемешаны друг с другом до степени неразличимости. Почти все оставшиеся потенциальные покупатели госсобственности — это практически тоже госкомпании, средства которых ограничены и которые во многом зависят от преференций государства.

Когда была чубайсовская приватизация, ее ругали за то, что собственность досталась непонятно кому за бесценок. Хотя тот же Чубайс до последнего пытался бороться за продажу активов по рыночным ценам и был категорически против ваучерной приватизации, которую молва до сих пор приписывает ему как смертный грех. Но тогда государство хотя бы стремилось к появлению независимых от себя крупных частных собственников. Сейчас проблема в том, что власти совершенно не хотят проводить приватизацию ради ее главных целей — более эффективного управления продаваемыми компаниями и уменьшения нагрузки на само государство. Сегодня нет и явных последовательных лоббистов приватизации, каким в свое время был Чубайс, который в итоге, при всех оговорках, смог довести дело до конца.

Пока текущая приватизация госактивов — это просто разовая, довольно вялая спецоперация по спасению бюджета. Вот только очередь из желающих спасать бюджет пока не выстраивается.