Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Переворот с разворотом

Надо ли России делать ставку на «друга Эрдогана»

«Газета.Ru» 22.07.2016, 19:11
Владимир Путин и Реджеп Эрдоган Алексей Никольский/ТАСС
Владимир Путин и Реджеп Эрдоган

Введение практически тоталитарного режима в Турции, которое кое-где в мире уже называют контрпереворотом, в России, наоборот, похоже, вызывает одобрение. Отношения России с Турцией за последний год тоже пережили переворот. Даже два. От дружбы к лютой ненависти, а теперь опять к дружбе. Но практика показывает, что доверять политикам, которые делают ставку на силу ради сохранения власти любой ценой, довольно опасно.

Турция готова приостановить действие Европейской конвенции по защите прав человека, о чем прямо заявил в эфире телеканала NTV (в Турции тоже есть свое НТВ) вице-премьер страны Нуман Куртулмуш. Он, правда, оговорился, что только на время чрезвычайного положения, которое сейчас действует и во Франции. Но во Франции, в отличие от Турции, не пытаются запрещать выезд из страны определенным категориям граждан, не проводят тотальные чистки военных и гражданских лиц, не устраивают погромы в книжных магазинах.

В Турции маховик репрессий закрутился с пугающей мировое сообщество скоростью.

Еще и недели не прошло после подавления путча, а там уже задержаны более 8 тыс. военных, около 6 тыс. полицейских, тысячи обычных служащих. Лишены лицензий более 20 тыс. учителей частных школ. Закроются 1,7 тыс. частных учебных заведений по всей стране из-за связей с оппозиционным проповедником Фетхуллахом Гюленом. В соцсетях ходят мрачные шутки вроде такой: «120 тыс. торговцев Гранд Базара (в Стамбуле. — «Газета. Ru») арестованы по подозрению в причастности к заговору и содержатся в Гранд Базаре».

Совет по высшему образованию в Турции запретил всем ученым выезжать за пределы страны. Эрдоган настаивает на необходимости введения смертной казни, которую в Турции отменили ради членства в ОБСЕ и вступления в Евросоюз. Эти меры автоматически перекроют Турции путь в ЕС и могут поставить под сомнение ее членство в НАТО, где одним из условий является приверженность государства демократическим ценностям.

На Западе начинают считать переворот предлогом для того, чтобы устроить массированную чистку, превратить Турцию в президентскую республику по форме и диктатуру Эрдогана по содержанию.

Чем больше вопросов у Запада, тем шире раскрывает объятия недавнему врагу номер один Россия.

Менее чем через неделю после путча мы возобновили регулярное авиасообщение с Турцией и ведем переговоры о возобновлении чартеров. Другой вопрос, кто туда теперь поедет, но сам факт российских властей «открыть» Турцию несмотря ни на что весьма красноречив.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков анонсировал визит Эрдогана в Москву. Хотя еще пару месяцев назад у Эрдогана не получалось даже дозвониться до Кремля. Он у нас был пособником запрещенного в России «Исламского государства», покупателем и продавцом игиловской нефти, главным виновником продолжения войны в Сирии.

Буквально накануне переворота Эрдоган неожиданно для всех прислал Путину письмо с извинениями за сбитый Су-24, от чего раньше отказывался более полугода. Теперь представители правящей Партии развития и справедливости заявляют, что летчики сами решили сбить российский самолет, руководство страны тут ни при чем. При этом несколько иранских СМИ цитируют дипломатические источники в Анкаре, согласно которым Минобороны России предупредило Эрдогана о перевороте, перехватив переговоры мятежников, и тем самым спасло турецкого президента от неминуемой гибели.

Резко возросший интерес Эрдогана к сближению с Россией скорее говорит о том, что турецкий лидер чувствует слабость.

Не только внутри страны (он сам пророчит второй путч, пусть даже для устрашения тех, кто еще не убоялся). Но и в международной сфере — Эрдоган уже со всеми рассорился, такими темпами скоро Турция потеряет всех союзников. США и ЕС пытаются понять, что им делать с такой Турцией. Опасаются, не станет ли Эрдоган, как пишут в некоторых СМИ, «исламским Гитлером».

Но России надо быть весьма осторожной на новом витке отношений с нынешним турецким лидером. Да, мы всегда осуждали любые попытки незаконного свержения законной власти. Но вряд ли то, что делает сейчас турецкий лидер, намного «законнее». Не говоря о том, что репрессии после переворота уже привели к обвалу турецкой лиры и могут привести к усугублению экономического кризиса. Тут и российские туристы не помогут: вряд ли они будут ездить в нестабильную Турцию в таком же количестве, как, скажем, в 2013 году. А вкладывать российские инвестиции в непредсказуемую Турцию тоже как-то не с руки — у нас своих экономических проблем хоть отбавляй.

Безусловно, тут надо думать о своих интересах, а не о турецких. Действовать с максимальной выгодой для себя — как в экономических контактах с Турцией, так в решении и сирийской проблемы, и проблемы Нагорного Карабаха, с которыми связана и турецкая политика.

Так, как действовал с нами Китай, когда мы поссорились с Западом — достаточно вспомнить газовый «контракт века» на 30 лет, когда мы оказались в ситуации просящего. И в итоге согласились на такие цены по газу, что пришлось сделать их секретными.

Причем у китайской стороны до сих пор возникают определенные сложности с финансированием газопровода «Сила Сибири».

На первый взгляд нам вроде бы выгодна ссора Турции с Западом. К тому же никто особо и не бросается к нам в объятия. Даже такие традиционные друзья, как Сербия, а Черногория и вовсе практически вступила в НАТО. Тот же Иран после ядерной сделки и отмены санкций для России скорее умеренный союзник (у нас есть большие совпадения интересов в Сирии), готовый активно взаимодействовать с Западом ради инвестиций и технологий.

Тем не менее Эрдоган находится в очень неустойчивом положении, и все его массовые репрессии — тому доказательство. Ставить все на него не очень разумно, к тому же учитывая недавние «ножи в спину».

Для НАТО и лично для США Турция очень важная страна. Военные там в большинстве своем проамериканские. И если встанет вопрос, быть или не быть Турции в НАТО, у США найдутся ресурсы устроить там настоящий военный переворот.

Увы, Россия еще по советской традиции предпочитает ставить на диктаторов (и это по-прежнему кажется нам справедливым — они, по нашему разумению, «сильные лидеры»). Более того, порой мы предлагаем им гарантии безопасности и место жительства. Не зря в ситуации с Эрдоганом поначалу возникло столько аналогий с Виктором Януковичем, вплоть до ожидания турецкого президента в Ростове. Прошлой зимой в СМИ активно обсуждалась возможность приютить в России сирийского диктатора Башара Асада.

Многие тираны мира наверняка с надеждой посматривают в нашу сторону, ведь у нас тоже ценят и уважают сильную руку.

Но вряд ли превращение Турции в диктатуру с элементами исламизма сделает эту страну сколько-нибудь прочным союзником для нашей страны. Эрдоган, безусловно, думает лишь о себе, и сейчас его ситуационная «дружба с Россией» — очевидная попытка удержаться у власти, пока других союзников, кроме Москвы, фактически не осталось. Так что радоваться пока рано. Увы, не все то, что идет против интересов Запада, является автоматически выгодным для России.