Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Прерванные «Диалоги»

С кем готовится конкурировать власть на «конкурентных» выборах

«Газета.Ru» 27.06.2016, 19:15
Советский плакат. Художник В. Ливанова,1957 г.

Пока весь мир обсуждал последствия Brexit, Россия шла своим особым посткрымским путем: Госдума напоследок приняла репрессивный «пакет Яровой — Озерова», Следственный комитет показательно задержал «при передаче взятки» губернатора Кировской области Никиту Белых, а сотрудники ФСБ навестили автора набравшего популярность цикла бесед «Диалоги» в питерской библиотеке Маяковского. Что это — просто совпадение или своеобразная подготовка к большой выборной кампании?

Версия естественного хода событий имеет под собой основания. При всей своей вульгарной репрессивности поправки Яровой — Озерова вполне органично вписываются в законотворческую деятельность этой Думы. Фактически они отменяют тайну переписки в интернете и дают возможность привлечь любого человека с 14 лет к уголовной ответственности за экстремизм, да еще и позволяют делать это региональным властям по придуманным ими основаниям.

Но в том-то и дело, что

нижняя палата парламента последнего созыва целенаправленно, из года в год ограничивала права разных категорий граждан, не исключая детей-сирот.

Никита Белых — далеко не первый «арестованный на телекамеры» губернатор. За последние пару лет с такой же пиар-помпой и масками-шоу следователи проводили задержания двух губернаторов-единороссов: сахалинского Александра Хорошавина и главы Республики Коми Вячеслава Гайзера. Правда, громкие обвинения против них (Гайзеру вообще инкриминировали создание банды, грабившей республиканскую казну и местные предприятия несколько лет, а в доказательство «ужасного воровства» Хорошавина публике была явлена золотая пишущая ручка за 36 миллионов рублей) пока почему-то не получили бурного судебного развития.

Людей просто «закрыли» в СИЗО и постоянно продлевают арест, так как, возможно, суду предоставить нечего?

Наконец, претензии ФСБ к публичной дискуссионной площадке «Диалоги» в питерской библиотеке Маяковского, которая собирала известных и свободомыслящих людей, мало чем отличаются от перманентно длящейся атаки российских властей всех уровней на свободу слова, культуру и просветительство. Это, по сути, то же самое, что, например, признание фонда «Династия» иностранным агентом.

И это тоже часть новой реальности: на попытки кого-то чему-то научить или что-то публично обсудить силовые органы смотрят теперь с большим подозрением, стараясь как можно скорее это пресечь. Вдруг чему вредному научат или что-то не то обсуждать начнут. Конечно, это еще не 1930-е годы с поисками врагов народа и иностранных агентов, но тренд очевиден, и он печалит. Слишком уж все закрутили, так что силовые органы напоминают о себе даже в воскресенье, когда и случился обыск в библиотеке Маяковского.

Страшно подумать, что будет дальше с нами при той скорости, с которой политическая система борется с остатками свободной мысли и слова.

Внутренняя политика в стране явно не будет меняться в сторону большей цивилизованности, уважения прав человека, разных мнений, свободных дискуссий.

И трудно отделаться от мысли, что все эти спрессованные во времени события — своеобразная подготовка к будущим выборам: сначала думским в сентябре 2016 года, а потом и президентским. Что перед стартом этой большой избирательной кампании надо срочно зацементировать все щели, где еще поддувает. Чтобы «конкурентные выборы», о которых так любит говорить Кремль, прошли в стиле советской выборной конкуренции внутри «нерушимого блока коммунистов и беспартийных», когда власть заранее знала состав парламента до всяких выборов.

На примере якобы «либерала» Белых власть как бы намекает, что воруют все и никакого смысла менять шило на мыло нет.

Пусть уж тогда лучше воруют исключительно истинные патриоты, а не «пятая колонна». Причем российские граждане настолько далеки от реальной политической системы, сложившейся в стране, что искренне верят телевизору, который рассказывает, будто... «арест Белых» — это признак «коррупции либералов», а не арест очередного губернатора из назначенных нынешней властью. Хотя того же Никиту Белых назначил губернатором Медведев, а потом переназначил Путин. Хотя губернатор Белых давно стал вполне послушным «винтиком системы» и ни словом, ни делом не шел поперек федеральной власти.

При этом уже был телевизионный «постельный скандал» с Михаилом Касьяновым. Уже убит, по сути, последний либеральный политик, входивший в систему власти (в качестве скромного депутата Ярославского областного законодательного собрания), Борис Немцов. Уже лишен депутатского мандата в Пскове претендовавший на роль узнаваемого в масштабах страны и реально оппозиционного политика Лев Шлосберг. А для наивных новичков, кто захочет всерьез подискутировать с властью или просто высказаться о происходящем в стране, приготовлены или вопросы от ФСБ в стиле «а не шпион ли вы, уважаемый?», или, если человек не понимает, — законы имени Яровой.

При таком политическом климате все разговоры о «честных конкурентных выборах» в Госдуму выглядят, мягко говоря, неубедительными. И получается, никакого смысла идти на них — как у остатков оппозиционных политиков, так и у избирателей, не готовых отдавать голоса за представителей партии власти (а никаких других партий, кроме партий власти, в стране по сути не осталось), — нет.

Даже разговоры о том, что Центризбирком у нас теперь, при Элле Памфиловой, честный, не меняют сути:

какая разница, как считают голоса, если, по мнению избирателей, никакой реальной разницы между допущенными к выборам политиками просто не существует.

И какая избирателям разница, какой процент наберут четыре практически ничем не отличающиеся друг от друга партии. Каким, кроме предсказуемого, а потому заведомо неинтересного, может быть диалог между ними? А потому, в отличие от питерских «Диалогов», где публика чуть не на люстрах висела, ажиотажа на избирательных участках ждать, судя по всему, не приходится. Впрочем, и это власть вполне устраивает.

Как написал сегодня режиссер Александр Сокуров: «Если «Диалоги» на самом деле закроют… то по мне, как по гражданину России, будет нанесен ощутимый удар. Я буду по-граждански и по-человечески унижен… Это не только неконституционно, это политически безграмотно вместо того, чтобы развивать общественную дискуссию. Я во всем этом узнаю то прошедшее время, что я уже прожил и где я уже жил. Я не сомневался, что это вернется, и это возвращается...»