Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Видимость еды

Почему хлеб все чаще заменяют зрелищами

«Газета.Ru» 02.06.2016, 18:32
Карл Уорнер. Кулинарный пейзаж «Маленькая горная деревня» Карл Уорнер
Карл Уорнер. Кулинарный пейзаж «Маленькая горная деревня»

Скоро столицу страны в рамках масштабного фермерского фестиваля украсят муляжами продуктов. Вряд ли по замыслу устроителей, но есть в этом особая ирония, ведь с реальными продуктами питания дела в стране обстоят неважно: цены растут, качество падает. А вот бутафории во всех областях нашей жизни, напротив, хоть отбавляй.

В июне в Москве стартует фестиваль «Наш продукт», призванный, как следует из названия, продемонстрировать возможности отечественного производителя. Темой ярмарочной торговли станут традиции Древней Руси. Судя по тендерным документам, фестивальные площадки украсят деревянными телегами с сеном и бутафорскими продуктами, арт-объектами «Православные церкви», «Рыбка на палочке», «Лошадки-качалки» и многочисленными расписными туесами, горшками, берестяными изделиями и т.д. На оформление фестиваля власти города планируют потратить 167,5 млн руб.

Нет сомнений, москвичи и особенно гости столицы будут охотно делать селфи на фоне телег с муляжами еды, как фотографировались они недавно на фоне «зеленых баб» и пасхальных зайцев, которыми город украсили в рамках фестиваля «Московская весна». Правда, на этот раз вряд ли осознавая, что принимают участие в грандиозном перформансе — куда более глобальном, чем городская ярмарка.

Казус в том, что фестиваль, призванный продемонстрировать изобилие и щедрость земли русской, происходит на фоне совсем не радужных событий в реальной жизни страны.

В День детей правительство решило ослабить российское пищевое эмбарго в отношении детского питания, фактически признав, что за два года в стране так и не удалось наладить производство не каких-то невиданных деликатесов, а самых обычных качественных продуктов, пригодных для детей. Курятины, говядины и овощей. А заодно намекнув, что взрослые граждане страны питаются, мягко говоря, не самой качественной едой. Пока, слава богу, не из папье-маше, но, судя по бесконечным скандалам с составом продуктов, уже давно не очень натуральной.

Несколькими днями ранее Минсельхоз предложил создать фонд продуктовой помощи, который будет собирать пожертвования на еду нуждающимся. Нуждающийся сегодня — уже каждый восьмой россиянин, количество бедных в стране растет быстрее, чем плоды импортозамещения. В московских парках, не дожидаясь Минсельхоза, уже проводят благотворительные акции по сбору еды для жителей деревень. Теперь все больше город кормит деревню, а не деревня — город.

Старт программы продовольственных талонов, которые могли бы облегчить ситуацию, отложен до 2017 года. Пока придется потерпеть. Все помнят, как премьер только недавно объяснял пенсионерам в Крыму, что «денег нет», и призывал их «держаться».

Самое удивительное, что все это время в стране продолжают методично, хотя уже и не показывают это по телевизору, уничтожать — сжигать, давить, закапывать — продукты хороших потребительских качеств, но признанных «вражескими».

Традиционно объясняя это тем, что российским фермерам конкуренция со стороны Запада мешает расправить крылья.

Правда, пока борьба с западной едой параллельно с ростом цен на продукты внутри страны приносит дивиденды скорее крупным агрохолдингам, чем простым крестьянам. Так, если в 2013 году чистая прибыль зарегистрированного в Краснодарском крае Агрокомплекса им. Н.И. Ткачева (это имя отца нынешнего министра сельского хозяйства) составляла 2,5 млрд руб., то в 2014 году она доросла до 4,1 млрд, а в 2015-м достигла 6,6 млрд руб.

Трудно сказать, задумывали ли подобный эффект устроители московского фестиваля «Наш продукт» или искренне хотели порадовать людей праздником, но выглядит это сегодня примерно как фильм «Кубанские казаки» с его изобильными колхозными ярмарками на фоне полуголодной жизни в стране в 1949 году.

Известна хрестоматийная фраза Сталина, сказанная им после просмотра фильма: «Я всегда знал, что у нас в деревне живут очень хорошо!»

Известно и то, как на самом деле выживали тогда в деревнях. После смерти Сталина некоторые письма, приходящие тогда в Кремль, были опубликованы. Как, например, письмо от крестьянки Рахмановой из колхоза имени Дзержинского Калужской области: «Денег не видим, так как на трудодни ничего не выдают. Живем лишь на своей картошке вдвоем с дочерью, а у кого семья большая — дети пухнут с голоду...»

Конечно, голода сейчас нет, но и изобильной жизнь назвать трудно — почти 70% семей в России тратят на продукты питания (причем низкого ценового сегмента) больше половины всех своих доходов. Другого люди позволить себе не могут. Это не признак развитой страны.

В Москве ситуация традиционно чуть лучше, но тоже далеко не оптимистичная. Неудивительно, что горожане уже задаются вопросами, стоит ли проводить фестиваль за фестивалем? Может, пустить эти миллионы на надбавки врачам и учителям? Или тем же одиноким пенсионерам на лекарства?

Сможет ли зрелище бутафорских телег с едой отвлечь горожан от проблем, где купить настоящую еду по доступным ценам? На какое-то время да. Ведь праздник на широкую ногу всегда скрашивает довольно скромную и безрадостную жизнь. Одна из самых древних российских традиций — выкидывание денег на абсолютные муляжи, потемкинские деревни, загадочные проекты и т.д.

Это Норвегия может отказаться от права проведения в стране Олимпиады или чемпионата мира, потому что «слишком дорого». Россия — никогда.

А происходящее в последние годы и вовсе напоминает сплошную бутафорию: начиная с ряженых казаков и православных коммунистов до качества принимаемых законов и обсуждения стратегии выхода страны из кризиса.

Конечно, даже в самые тяжелые времена не стоит впадать в уныние и ползти на кладбище. И праздновать можно без икры на столе. Вот только если деньги, которых, по словам премьера, в стране нет, тратить только на муляжи, скоро все продукты могут стать бутафорскими. Да и не только продукты.