Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Насилие от бессилия

Почему граждане все чаще берут в руки оружие

«Газета.Ru» 20.05.2016, 19:17
Кадр из фильма «Неприкасаемые» (2011) Backup Films
Кадр из фильма «Неприкасаемые» (2011)

Вооруженный грабитель в отделении банка в центре Москвы, массовая драка с жертвами на Хованском кладбище, участившиеся случаи криминальных разборок говорят о том, что градус насилия в обществе пугающе растет. Особенность нынешней волны в том, что это насилие происходит скорее от бессилия и отчаяния. И к тому же во многом является попыткой людей «подражать своей власти», которая учит: если драка неизбежна, бей первым.

При обсуждении истории застреленного грабителя банка в Москве основные споры вызвал вопрос, обязательно ли было убивать человека с травматическим пистолетом и муляжом бомбы в виде коробки с проводками. Даже полицейские эксперты полагают, что стрелять на поражение в Алексея Ухина было необязательно. Однако все эти споры идут постфактум и между теми, кто не знает всех деталей происшествия.

Окажись любой из нас на месте заложников или если бы дело закончилось убийством кого-то из жертв ограбления, винили бы в первую очередь тех же силовиков — только на сей раз за излишнюю мягкость.

Как это было в страшной истории няни-убийцы Гюльчехры Бобокуловой, размахивавшей возле станции метро головой убитой четырехлетней девочки.

Гораздо большего внимания заслуживает судьба самого Ухина. Всего год назад он пытался устроиться на работу инспектором службы безопасности. А потом в одночасье сам стал преступником, от которых прежде и хотел защищать людей.

Есть ощущение, что границы насилия как нормы в нашем и без того не слишком дружелюбном обществе в последнее время стремительно расширяются. Происходит это на фоне очевидного роста бедности в стране. Финансовые потоки оскудевают, а их перераспределение теперь происходит не только в кабинетах высоких начальников, но и на уровнях ниже. Кризис касается всех, каждого по-своему.

Взять ту же массовую драку на Хованском или стабильно возникающие новости о подстреленных бизнесменах. Рост количества краж.

В обществе становится больше агрессии, непонимания и — главное — отчаяния. Видимо, именно отчаяние толкает таких людей, как Ухин, к преступлению. «Работу найти, несмотря на все попытки, не удалось — пойду грабить банки». Или других людей, у которых, может, с деньгами лучше, чем у меня.

В нашем обществе возник взрывоопасный коктейль — из чувства, что ты ничего не можешь, и чувства, что тебе все должны.

С одной стороны, возможностей становится все меньше — доходы падают или их нет вовсе, социальные лифты проржавели или наглухо заколочены.

С другой стороны, есть понимание, что нас (и тебя лично) обидели. Ведь именно так говорят о России и наши власти. Патерналистское государство дает свои плоды: оно хочет все решать за тебя и при этом заставляет искать врагов среди других, если у тебя почему-то никак не складывается счастливая жизнь.

Все это усугубляется торжеством культа силы. Многие понимают или инстинктивно чувствуют, что в таких условиях можно чего-то добиться только угнетением более слабого.

Внутренне к торжеству культа силы приводит политическая нестабильность. Причем не классическая, когда постоянно меняются политические силы (у нас как раз совершенно обратная проблема), а общее для людей разных статусов ощущение шаткости существующей системы и своего положения в ней. Каждые пару лет практически новая эпоха, вчерашние друзья в одночасье становятся врагами. Никогда не знаешь, что еще запретят и в чем тебя ограничат завтра.

Видя торжество эгоизма вокруг себя, человек вынужден защищать свое будущее с помощью силы. Получается далеко не у всех.

Внешне культ силы пропагандируется государством. В духе «если драка неизбежна, бей первым». Вообще, классическая формулировка — «бей или беги», вот только бежать некуда. Да и призывают все время бить... А когда культ силы торжествует в государственном дискурсе, он зеркально отражается и в повседневной жизни граждан.

В этой истории жалко не столько грабителя банка Ухина (хотя можно ли не жалеть так нелепо загубленную 29-летнюю жизнь), сколько людей (всех нас), которые могут стать новыми жертвами подобных преступников, решивших, что они «не твари дрожащие, а тоже право имеют»... Не нашедших работу. Отчаявшихся и отчаянных.

Как и тех, кто будет погибать от голода или невозможности получения нормальной медицинской помощи, но руку на окружающих в силу своих нравственных принципов поднять не смогут.

Таких, кто не сможет, все равно будет большинство: просто потому, что в любом обществе большинство граждан не совершают преступлений. Хотя по российской истории мы хорошо знаем, как в круг бытового или идеологического насилия вовлекаются, без преувеличения, миллионы людей.

Государство все менее способно защитить нас от экономических проблем и от связанных с ними проблем безопасности. В какой-то момент мы все можем оказаться заложниками друг друга. Но если каждый из нас решит защищать себя силой, стабильнее и безопаснее в стране точно не станет.

Потому что насилие никогда не делает сильнее ни страну, ни общество, ни каждого отдельного человека.