Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Нет мочи молчать

Почему мир с легкостью верит в плохие новости из России

«Газета.Ru» 13.05.2016, 19:41
Олимпийский комитет России

Россию, пользуясь словами нашего президента, начинают «мочить в сортире». Но теперь уже в буквальном смысле. В мире разгорается очередной грандиозный спортивный скандал — на этот раз с возможной фальсификацией допинг-проб мочи нескольких российских олимпийских чемпионов Сочи. На фоне целой цепочки политических, экономических, криминальных скандалов последних месяцев все это невольно работает на превращение страны в глазах Запада в аналог советской «империи зла».

Бывший глава антидопинговой лаборатории в Москве Григорий Родченков, бежавший в США и добивающийся там статуса политического беженца, в интервью The New York Times рассказал, что десятки российских спортсменов на зимних Олимпийских играх 2014 года в Сочи принимали допинг. Причем рассказал это в деталях, больше смахивающих на сюжет шпионского боевика, сдав «имена, пароли, явки».

По словам экс-главы РУСАДА, он лично разработал коктейль из трех запрещенных веществ, который спортсмены употребляли вместе со спиртными напитками. Якобы этот микс принимали лыжник Александр Легков, бобслеист Александр Зубков, скелетонист Александр Третьяков (все они стали олимпийскими чемпионами Сочи) и женская сборная России по хоккею. Этот же коктейль, по словам Родченкова, применялся перед Олимпиадой в Лондоне в 2012 году.

«Люди отмечали победы олимпийских чемпионов, а мы в это время сходили с ума и меняли пробы с мочой. Мы были готовы к этому, у нас был опыт и знания, лаборатория была оснащена всем необходимым. Все работало как швейцарские часы. Представляете, как устроен олимпийский спорт», — цитирует Родченкова The New York Times.

Допинг-пробы с мочой в Сочи, по словам Родченкова, при поддержке ФСБ заменялись на чистые пробы, взятые ранее. Он утверждает, что лично занимался заменой анализов. По его словам, более 100 проб поменяли на чистые с помощью дыры в стене лаборатории, прикрытую шкафом. Каждый день ему отправляли список спортсменов, чьи пробы нужно подменить.

Реакция российской стороны на эти обвинения последовала практически моментально. Но дело в том, что она может не показаться миру убедительной (в том числе и гражданам внутри страны — судя по опросу «Газеты.Ru», около 70% наших читателей допускают употребление олимпийцами допинга). И в этом ныне одна из главных наших проблем.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков считает заявление экс-главы московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова голословным. «Это просто выглядит как, скажем так, клевета перебежчика, что-то типа этого. Я бы не стал доверять таким голословным заявлениям».

Слово «перебежчик» из классического лексикона советской пропаганды, конечно, звучит жестко. Но Родченков, вероятно, знает о допинге в российском спорте. Он работал на Играх в Сочи, несмотря на условную дисквалификацию лаборатории еще до Игр, и много лет считался одним из лучших специалистов по допингу в России.

Министр спорта Виталий Мутко назвал информацию абсурдной: «Я верю этим ребятам, это выдающиеся спортсмены, обвинения абсурдны. Коктейли? Глупость. Они были под контролем до, во время и после Олимпиады. Я в этих спортсменах уверен». Проблема в том, что министр спорта не только неоднократно обещал полностью очистить российский спорт (чего не случилось), но и реагировал примерно так же на прошлые допинговые скандалы, хотя потом вынужден был признавать обоснованность обвинений.

Реакция главы комитета Госдумы по физической культуре, спорту и делам молодежи Дмитрия Свищева и вовсе работает против России. Он заявил, что слова Григория Родченкова необходимо проверить (это как раз совершенно справедливо). И в случае подтверждения привлечь самого Родченкова к уголовной ответственности за склонение к употреблению допинга.

Казус в том, что против Родченкова в начале 2010-х годов в России уже возбуждали уголовное дело, инкриминируя незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта организованной группой в крупном размере. Проще говоря, его обвиняли в продаже допинга спортсменам. В итоге дело развалилось, условный срок получила только его сестра, известная в 80-е годы бегунья Марина Родченкова. Сам глава РУСАДА, согласно материалам дела, пытался тогда доказать собственную невменяемость и не сотрудничал со следствием. После этого его не только не отстранили от работы, но и сделали одной из ключевых фигур антидопинговой системы России во время Олимпиады в Сочи.

Не в пользу России, к сожалению, и обстоятельства, при которых Родченков бежал в США. Он заявляет, что опасается за свою жизнь после внезапной смерти в феврале этого года с разницей в две недели двух бывших руководителей РУСАДА Вячеслава Синева и Никиты Камаева. Оба умерли похожей смертью: от внезапных проблем с сердцем.

Во время международного расследования допинга в легкой атлетике руководители Российского антидопингового агентства высмеивали обвинения со стороны международных организаций и шутили по поводу своей принадлежности к ФСБ. Именно ФСБ обвинили в причастности к контролю за использованием допинга еще одни «перебежчики» на Запад — бывшая легкоатлетка Юлия Степанова и ее муж, экс-сотрудник РУСАДА Виталий Степанов, на показаниях которых построены три фильма про допинг в российском спорте германской телекомпании ARD. Однако потом на антидопинговом совещании президент России фактически потребовал от спортивных чиновников и спортсменов признать вину, если они допускали нарушения.

С советских времен мы привыкли относиться к спорту как к элементу большой политики. В СССР спортивные победы всегда трактовались властью как неоспоримое доказательство преимущества социализма над капитализмом. Именно поэтому побед старались добиваться любой ценой.

Вот только про цену побед, не только спортивных, в России, как и в СССР, к сожалению, думать не привыкли.

События вокруг России все больше начинают напоминать какой-то детектив из жизни авторитарных стран. «Перебежчики», сенсационные разоблачения, дыры в стенах лаборатории, ночные авралы под присмотром ФСБ, несколько смертей…

Это плохой знак. Понятно, что в спорте с нас теперь долго не спустят глаз. И это не политика — ответные санкции за обвинения в допинге ввести невозможно.

Но это уже далеко не только спортивная история.

Все происходящее отлично укладывается в западные, да и в наши представления о том, как это было в разгар «холодной войны»: тайная лаборатория под кураторством КГБ (теперь ФСБ), подмена проб мочи ради победы любой ценой, спортсмены и врачи, вынужденные играть по правилам системы, сенсационные заявления «перебежчиков»...

Люди зачастую просто не могут вырваться из этой порочной системы. Система живет в них. Она требует от них совершать неблаговидные поступки, а порой и преступления. Иногда кажется, что это единственный способ подняться, выиграть, заработать. Раньше главными карьерными лифтами были комсомол и партия. Теперь — другая партия, «контора пишет», народ побаивается. Система работает. А «перебежчики», понятно, «грязно клевещут».

Даже если коктейль Родченкова — интригующий сочинско-голливудский миф желающего во что бы то ни стало получить политическое убежище или даже не вполне вменяемого человека, вряд ли в мире это воспримут именно так.

«Совпадение? Не думаю», как говорит один известный российский тележурналист.

Во-первых, об этом рассказал свой, точнее, уже бывший свой. При этом он находился внутри событий, в самом пекле. Во-вторых, рассказано это ведущему мировому изданию, которое абы что обычно не публикует и доверие к которому в мире, к сожалению, в разы выше, чем к словам любого российского чиновника.

Но главная проблема в том, что откровения Родченкова органично дополняют уже существующий образ страны. Страны капризной, непредсказуемой, подчас воинственной, готовой ко всему ради достижения своих целей. На это уже поработала серия мельдониевых скандалов. До этого — скандал с системой употребления допинга в российской легкой атлетике и якобы наших взяток руководству Всемирной федерации легкой атлетики для сокрытия этих фактов.

На этот же образ работают «панамские документы». Доклад британского судьи Роберта Оуэна об убийстве бежавшего в Великобританию экс-офицера ФСБ Александра Литвиненко (опять «перебежчик»). На этот образ работает и фильм ВВС о коррупции в высших эшелонах российской власти, с пафосом которого публично согласились представители Госдепа США.

Можно сколько угодно говорить, что «Россию заказали». Что ей завидуют. Что страну хотят ослабить. Но мы сами, увы, нередко даем поводы для скандальных разоблачений и как будто нарочно подыгрываем тем, кто хотел бы представить Россию новой «империей зла», жуткой, но слабой.