Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

`

Право на помпон

Как свободы человека превращаются в России в «ересь» и «терроризм»

«Газета.Ru» 21.03.2016, 18:56
Кадр из видео/Youtube

Заявление патриарха Кирилла о ереси «человекопоклонничества», угроза питерского прокурора, что террористом можно стать благодаря одному посту в соцсетях, и нашумевшее видео главы Ингушетии, в котором он обрезает помпон с шапки мальчика (чтобы не был похож на девочку), наглядно отражают нынешние представления о том, какую роль играют права, свободы и личное достоинство в нашей стране. Это роль помпона на шапке, который в любой момент можно обрезать.

После литургии в храме Христа Спасителя патриарх Кирилл напомнил, что в новом времени универсальным критерием истины стал человек и его права. С этого, по мнению Кирилла, и «началось революционное изгнание Бога из человеческой жизни, из жизни общества». Это движение сначала охватило Западную Европу, Америку, а затем и Россию.

«В некоторых странах есть попытки законом утвердить право любого выбора человека, в том числе и самого греховного... Мы должны защищать православие от ереси современности», — заявил патриарх. И призвал бороться с ересью «человекопоклонничества».

Впрочем, применительно к России патриарх, кажется, зря волнуется. У нас этот «грех» пока явно не прижился. Несмотря на то что именно христианство сделало своей доктриной ценность каждой человеческой жизни как образа и подобия Божьего.

Десять лет назад Всемирный русский народный собор принял Декларацию о правах и достоинстве человека, где ровно это и записано. Так что нынешние слова предстоятеля РПЦ, мягко говоря, спорят и с христианскими постулатами, и с подписанными в рамках внутрицерковного диалога документами. Не говоря уже о светской Конституции России, которой православные как граждане страны тоже обязаны подчиняться вместе с закоренелыми атеистами и агностиками.

В этом смысле ингушский президент Юнус-бек Евкуров хотя бы более последователен. Вероятно, выкладывая в сеть столь неожиданное видео со своим участием, он явно держал в голове некие исламские и традиционно ингушские представления о том, что мальчик должен быть с детства мужчиной и защитником, а помпон на его шапке нечто легкомысленное и «девчачье».

Но Евкуров при этом — глава республики, которому как-то не к лицу (да и закон запрещает) покушаться на чужую собственность. Или портить чужое имущество. Да и вообще решать за мальчика и его родителей, что тому носить.

Впрочем, власти в последнее время все чаще трактуют права и свободы человека, мягко говоря, нетрадиционно. Не далее как в пятницу, 18 марта, прокуратура Петербурга официально предупредила граждан России, что одним неаккуратным постом в интернете они могут испортить себе всю жизнь. «Жить потом с клеймом «экстремист» или «террорист» — нерадостная перспектива», — заявил один из ее спикеров.

Фактически объявляется, что «террористом» в России может стать любой гражданин, который реализует свое конституционное право на высказывание собственного мнения.

И уголовные дела за карикатуры, посты и репосты в соцсетях тому подтверждение.

Но пренебрежение светских и религиозных властей к человеку как минимум нелогично. РПЦ пытается сегодня активно бороться с геноцидом христиан в мире (даже историческая встреча патриарха с папой Римским прошла именно под этим предлогом) и своим отношением к правам человека точно не улучшает их положение.

Российская светская власть, которая постоянно возмущается ущемлением прав кого-нибудь в других странах, своим отношением к правам человека у себя дома тоже выглядит не слишком убедительно.

Разве мы можем учить свободе слова или соблюдению прав любых меньшинств страны Запада, если сами называем эти права «ересью», а вместо прав верующих норовим защищать их «оскорбленные чувства»?

У этой атаки на права человека как на западную идеологическую «заразу» есть не только моральные, но и вполне материальные последствия. От обрезания помпона с шапочки у мальчика и дела Pussy Riot короткая — прямо не заметишь — дистанция к кафедре теологии в МИФИ, борьбе с наукой и технологиями. Хотя в развитых странах именно церковь подстраивается под веяния времени. Ведь поддержка тех же прав сексуальных меньшинств вовсе не отменяет религиозность нации. Например, в США, где люди набожны точно не меньше, чем в России.

На словах и на деле пренебрегая человеком, государство, возможно, само того не замечая, провозглашает курс на дегуманизацию. Оно словно говорит людям: человек ничто, мы не считаем его смыслом нашей политики. «Единица — ноль, единица — вздор», как писал Маяковский.

В свое время советская власть на полную катушку использовала ленинскую формулу «абстрактного гуманизма», защищая права одного класса перед другими, но игнорируя интересы отдельных людей. При этом самих рабочих и крестьян репрессировали не меньше, чем «врагов народа» из числа бывшей буржуазии или «недобитых интеллигентов».

Россия сегодня и вовсе пытается представить гуманизм грехом или угрозой. Уважение к каждой человеческой жизни даже хотя бы как к божественному творению, если уж мы такое царство духовности, как-то не вписалось в наше представление о духовных скрепах. Зато срезанный с шапки помпон и надпись в твиттере президента Ингушетии «В определенных вопросах я довольно консервативен» — вписывается вполне.