Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Заочная месть

Почему наши ответные меры и в политике, и в экономике бьют все больше по своим

«Газета.Ru» 23.12.2015, 19:19
Флэшмоб в Санкт-Петербурге два года назад democrat-spb.ru
Флэшмоб в Санкт-Петербурге два года назад

За два минувших года наша страна нарастила воинственную риторику, которая, кажется, все меньше совпадает с ее реальными возможностями. И потому пугает скорее тех, кто внутри страны, а не тех, кто снаружи. Тактика «Бей своих, чтобы чужие боялись» в реальности превратилась в слоган «Бей своих, чтобы чужие смеялись». А вот своим сегодня не до смеха.

Трудно поверить в такое совпадение: Ходорковского «заочно арестовали» день в день после того, как два года назад помиловали. 23 декабря 2013 года решение президента РФ о помиловании главы ЮКОСа обсуждали во всем мире как сильный жест. 23 декабря 2015-го заявления из Следственного комитета выглядят скорее знаком бессилия.

Конечно, мало кто верит, что Ходорковского выдадут России, как меньше и тех, кто верит, что он действительно причастен к делу об убийстве мэра Нефтеюганска в 1998 году. Своим заявлением Следственный комитет скорее сигнализирует тем, кто работает сегодня в «Открытой России»: стройте гражданское общество где-нибудь там, где для вас же безопаснее.

Для совсем непонятливых проводят обыски в квартирах сотрудников организации по делу об акциях компании «Апатит» 2003 года, по которому Ходорковский уже был осужден и вышел на свободу два года назад. Причем сотрудники «Открытой России» в ЮКОСе никогда не работали, а в 2003 году вообще в большинстве своем были еще детьми.

Параллельно с Ходорковским в розыск объявили и Владимира Ионова, который не явился в суд по делу о многократных нарушениях проведения одиночных пикетов. 76-летнему активисту, видимо, не хотелось проводить три года в российской колонии (неделю назад первый такой приговор был вынесен Ильдару Дадину), и старик огородами ушел в Харьков — просить политического убежища. «Сейчас мне хотелось бы избежать тюрьмы. Когда я был один, мне было совершенно все равно. Теперь я не один — с любимой женщиной, у нее конституция гораздо тоньше, чем моя. Из чувства заботы и любви к ней я принял такое решение», — рассказал Ионов СМИ.

Те же, кто далек даже от того подобия внутренней политики, которое у нас осталось, затаив дыхание, ждут решения о российских ответных мерах на новую порцию американских санкций.

Как пообещал пресс-секретарь президента, мы ответим «по принципу взаимности». Именно это и пугает больше всего.

Как известно, в ответ на первые западные санкции мы ответили, закрыв свой рынок для товаров из ЕС и США, в основном для продуктов. В ответ на сбитый на турецко-сирийской границе самолет запретили к ввозу ряд продуктов из Турции и «негласно» запретили турецкий текстиль.

И если американцы сегодня, как объясняют в Госдепе, новой порцией санкций пресекают попытки уже попавших в списки крупных российских чиновников, бизнесменов, банков и госкорпораций их обойти, то мы, по нашей логике «взаимности», должны расширить список запрещенных продуктов. Или начать уничтожать «санкционку», не просто сжигая ее на границе, но каким-нибудь еще более изощренным образом.

Первым идею внес первый замглавы комитета Госдумы по экономической политике Михаил Емельянов. «В качестве экстравагантной меры, но чувствительной для американцев» он предложил повысить акцизы на продажу сладких газированных напитков. «Прежде всего пострадают Coca-Cola и Pepsi», — сказал Емельянов РИА «Новости». Также депутат считает, что сильным ударом по американцам может стать «ограничение хождения в России платежных карт Visa и MasterCard, а также возможное в перспективе сокращение закупки самолетов Boeing».

Трудно даже комментировать эту «заочную месть» США. И хочется, конечно, верить, что экстравагантные идеи депутата в Кремле не одобрят, но он точно прав в одном —

современная Россия сегодня слишком слаба экономически, чтобы отвечать «симметрично», «адекватно» и по «принципу взаимности».

Именно потому мы все чаще отвечаем «заочно». Это неприятно сознавать, но еще хуже отвечать так, как отвечаем мы, то есть нанося своей и без того слабой экономике удар за ударом, заставляя своих граждан, тем самым, жить со все более высокими ценами.

Примерно так же печально дела обстоят с «симметричностью» и «адекватностью» и во внутренней политике. Три года за одиночный пикет, силовой разгон встречи с депутатами, отмена общественных слушаний… Видимо, в наступающем выборном году власти захотят полностью вывести из информационного поля и рассуждающего о революции Ходорковского, и вообще всех, кто не верит в честные выборы.

Нельзя исключать, что и «Открытую Россию» закроют, окончательно превратив ее участников в революционеров, которые смогут собираться в кружки в Цюрихе, издавать «Искру» в Лондоне и которые в самой России могут находиться только в подполье. Это в свою очередь может стать сигналом угрозы перед федеральными выборами для всех, кто еще ведет хоть какую-то социально-политическую деятельность в стране.

Но пытаясь запугать или выдавить из страны жалкие остатки тех, кто считает, что народовластие — это не только одобрение «партии власти», но и законная оппозиция, государство шаг за шагом ослабляет само себя. Нельзя эффективно развиваться, лишь все запрещая и закрывая.