Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Хор антитурецкого

Не слишком ли опасно вырабатывать у россиян привычку «не любить» определенные народы

«Газета.Ru» 11.12.2015, 19:51
24.hu

Истории преследования турок в России после резкого обострения отношений между двумя странами множатся. Руководители разного ранга и профиля словно соревнуются, кто сильнее накажет турецких граждан за их агрессивного президента. С одной стороны, это, конечно, лучше, чем «горячая» война со страной — членом НАТО. С другой — пугает готовность россиян по первому зову активно вставлять палки в колеса то одним, то другим народам, вымещая разногласия государств на обычных людях.

У троих турецких студентов из Национального исследовательского ядерного университета МИФИ вдруг возникли проблемы с миграционными визами, а полиция и спецслужбы провели обыски в общежитии Обнинского филиала вуза, где жили студенты из Турции. По словам помощника руководителя Ассоциации турецких студентов в России Окана Йылдыза, полицейские и ФСБ искали там наркотики. В ассоциацию также обратились турецкие студенты из Воронежа и Саратова: в Воронеже их отчислили, а в Саратове вывозили за город, где обыскивали…

39 граждан Турции выдворили с сельскохозяйственной выставки в Краснодаре без объяснения причин. На турецком заводе «РусДжам» на Кубани провели внеплановую проверку. В Анапе задержали 19 турецких рабочих. В Ростове-на-Дону из-за стихийной проверки остановлен турецкий завод «Меринос», где работают 450 россиян.

Вице-губернатор Санкт-Петербурга Сергей Мовчан обратился к таможенной службе с просьбой разблокировать ввоз из Турции комплектующих для предприятий автопрома города. По оценкам чиновника, из-за действий таможни, блокирующей поставку автокомплектующих из Турции (их ввоз официально не запрещен нашими санкциями), автосборочные предприятия Петербурга могут просто остановиться. При этом в Петербурге, напоминает чиновник, собирается каждый четвертый легковой автомобиль в России.

Еще раньше закрыли российско-турецкий научный центр в Библиотеке иностранной литературы в Москве.

Все это происходит вопреки позиции, заявленной российским президентом в ежегодном послании Федеральному собранию: мы на простых турках отыгрываться не будем.

«Турецкий народ — добрый, трудолюбивый и талантливый. В Турции у нас много давних и надежных друзей. И подчеркну: они должны знать, что мы не ставим знака равенства между ними и частью сегодняшней правящей верхушки, которая несет прямую ответственность за гибель наших военнослужащих в Сирии», — отметил президент.

Эти слова как будто не услышали. Услышали другие — «помидорами не отделаются», которые и стали, похоже, руководством к действию для рядовых россиян и чиновников. Мол, нужно как-то доблестно проявить себя в борьбе против нового врага на своей территории, раз уж до самого Эрдогана не дотянуться.

Соревнования России по бытовой агрессии к каждому новому недругу государства — не новая ситуация. Во время войны с Грузией и даже еще за год до нее, в разгар торговых войн, на улицах задерживали грузин, приходили с проверками и обысками в грузинские рестораны.

Во время украинской кампании тоже были попытки наказать живущих у нас украинцев. Хотя для таких мер в России живет слишком много украинцев, которых к тому же от русских внешне не слишком отличишь. Зато мы активно вели войну с символами украинской государственности, и завели уголовное дело на Библиотеку украинской литературы в Москве, и даже чуть было не отправили в кутузку рабочих, неосмотрительно окрасивших вышку линии электропередачи в желто-синий цвет, потому что другой краски у них не нашлось.

Во время массированной антизападной кампании тоже пытались персонифицировать ненависть. Писали «Обама-чмо» на автомобилях. Высылали американских профессоров.

Да и прямо сейчас в Москве заманивают гостей на «тематическую вечеринку», где можно будет попробовать сырные головы Меркель и Обамы.

Прямо как в некоторых украинских ресторанах в разгар украинской войны. Только там можно было съесть шоколадного Путина.

Сейчас по сети ходят сотни фотографий магазинов и кафе, где спешно убирают из ассортимента слово «турецкий». Теперь это не «одежда из Турции», а просто «одежда». Не «турецкие сладости», а просто «сладости». Иногда это становится просто смешно, как в случае с заявлением руководителя хора Турецкого о возможной смене фамилии.

Конечно, все эти отчисления из вузов, остановка фур с разрешенными грузами на таможне, зачеркивание слова «турецкий» на продуктах — классический эксцесс исполнителя. Люди, уловив сигнал власти «бей их» с указанием на конкретную страну, начинают бить с удвоенной силой — потому что за эту агрессию их точно никто не накажет. А может, даже поощрит — типа болеет человек за страну.

Такая незатейливая ксенофобия у нас инспирируется именно государством, а не гражданскими институтами.

Вот только сможет ли государство постоянно и эффективно управлять «национальным гневом», направляя его каждый раз строго по нужному ему, государству, руслу?

Потенциал бытовой агрессии — особенно на фоне начавшегося процесса обнищания тех людей, которые все последние годы все-таки худо-бедно богатели, — может обернуться и против самого государства. Это ведь не социальный и не политический протест. Это просто базовое варварство, которое власти все последние годы умело эксплуатируют и которое действительно может выйти стране боком.

Ведь его легко использовать провокаторам любого толка и всегда тяжело остановить. А ненависть нужно не только накапливать, но и куда-то выплескивать.

Как ни странно, в данном случае надежда скорее на традиционную апатию большинства россиян. Ведь как только государство перестало «бороться с Грузией», падкие на пропаганду россияне и наиболее ретивые чиновники тут же перестали «не любить грузин», а в магазины вернулись «Боржоми«и «Цинандали». Уже сегодня, когда телевизор переключился с Украины на Ближний Восток, потихоньку снижается градус антиукраинских настроений.

Да и турки, скорее всего, не будут нам врагами уже завтра, если сегодня их перестанут считать врагами власти. Главное, чтобы эти поиски врагов не привели нас к масштабной ксенофобии внутри страны, которую уже трудно будет остановить одной командой сверху.