Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Это не то, о чем мы договаривались»

Почему послание президента элитам превратилось в набор благих пожеланий

«Газета.Ru» 03.12.2015, 19:36
Жители Симферополя смотрят трансляцию ежегодного послания президента РФ В. Путина Федеральному... Станислав Красильников/ТАСС
Жители Симферополя смотрят трансляцию ежегодного послания президента РФ В. Путина Федеральному собранию РФ

Несмотря на жесткое начало, в целом послание президента оказалось мирным. Даже в каком-то аспекте либеральным. Даже слишком, учитывая ситуацию в стране. Президент, по сути, повторил то, о чем говорил и год, и десять лет назад: стране нужен свободный бизнес, борьба с коррупцией, улучшение качества жизни. Но почему-то каждый раз адресаты в зале встречают послание президента аплодисментами и... бездействием. В результате чего само послание превратилось скорее в ритуал, чем в стратегию развития страны, которую кто-то намерен реализовывать.

Владимир Путин в своем послании центральное место уделил детям, старикам и инвалидам, много говорил о сельском хозяйстве, материнском капитале и центрах для одаренной молодежи. С одной стороны, хорошо, что главными в речи первого лица стали не военные вызовы, а устройство именно мирной жизни в стране и размышления о том, что нужно сделать, чтобы повысить качество жизни ее граждан здесь и сейчас, и особенно наиболее уязвимых слоев. С другой — смущает, что одни и те же слова проговариваются на уровне мантры уже много лет. Президент в своем послании и сам рефлексирует по этому поводу:

«Уж сколько мы говорим на этот счет», «Слушайте, мы уже сколько лет об этом говорим?», «Как много раз я уже говорил…»

Но декларации так и остаются декларациями — результат от них самый скромный, по многим областям его нет вовсе, а в некоторых он и вовсе прямо противоположный. Несмотря на то что глава государства отметил несколько положительных моментов — небольшое снижение инфляции (скорее замедление на самом деле, чем снижение), замедление оттока капитала, увеличение прироста населения и продолжительности жизни, — жить от этого лучше в России почему-то не становится, и есть подозрение, что в ближайшее время не станет.

Причем если год назад Путин был уверен, что за два года цены на нефть совершат «отскок в плюс» и все наладится едва ли не само собой, причем «неизбежно», то сегодня он призвал готовиться к иному развитию событий: «Период низких цен на сырье может затянуться, и затянуться надолго».

Если будем сидеть сложа руки, говорит президент, то «проедим резервы» и никакого темпа роста не будет. Надо что-то делать.

Вопрос – что именно? Но четких ответов на него не прозвучало.

Даже критиковать за излишнюю нерасторопность чиновников президент не стал. На фоне очень жесткой риторики в отношении внешней политики, в частности турецкого инцидента («это предательство», «они еще не раз пожалеют о содеянном», «помидорами не отделаются»),

подчиненных Путин увещевал подчеркнуто мягко («мы так не договаривались», «я понимаю, что есть проблемы, но…»).

Не услышав в послании президента ничего по поводу системы «Платон», дальнобойщики начали собираться в колонны на подступах к столице – видимо, планируя продолжить акции протеста.

Конечно, послание элитам – это не обязательно конкретный ответ на все острые проблемы страны, но как минимум информация, что президент знает о них, считает важными и не собирается обделять их своим вниманием в следующем году.

Иначе складывается впечатление, что пока то ли нет решения по этим проблемам, то ли первое лицо вовсе не считает важными ни протест дальнобойщиков, ни бедственное положение обесточенного Крыма, ни соблюдение минских соглашений, от которых зависят санкции, ни в целом дальнейшую политику России по Украине.

Непонятным осталось также, надолго ли мы завязли в Сирии и сколько, не дай бог, вдов может сидеть в зале на следующий год?

Только по непримиримой первой части выступления можно предположить, что война на Ближнем Востоке закончится не скоро.

Краткий наказ бороться с коррупцией и семейственностью (на этом месте операторы трансляции на «России 1» крупно взяли в кадр лицо прокурора Юрия Чайки) также не содержал конкретики. Кроме, видимо, намеков на соперничество Следственного комитета и Генпрокуратуры.

Неясно, какие именно приоритеты выбирает страна для своего дальнейшего развития, а если говорить честнее — для выхода из того тупика, в котором оказалась наша экономика. Трудно назвать таковыми пожелания к 2020 году обеспечить весь продовольственный рынок России отечественными, экологически чистыми и качественными продуктами (в кадре – лицо главы Минсельхоза Александра Ткачева) или развивать не только сырьевую промышленность (камера обвела ползала).

Президент ни словом не намекнул ни на полноценную административную реформу, хотя к правительственной комиссии по админреформе обратился, ни на хотя бы какие-то возможные кадровые подвижки. С удивительным долготерпением президент адресует свое послание одним и тем же людям уже много лет и сам же говорит о невыполнении многого из того, о чем он уже не раз говорил.

Но если команда президента фактически не выполняет распоряжений первого лица (докладчик не раз посетовал, что «воз и ныне там»), то, кажется, надо менять персоналии, а возможно, и сами некоторые институты власти.

К концу 2015 года система госуправления, судя по всему, свелась больше к точечному выторговыванию преференций для себя лично, в лучшем случае – для своей отрасли или предприятия. Люди в системе, из которой они страшно боятся выпасть, давно не работают общей командой на общее благо.

Как в классической «Дилемме заключенного», согласно которой игроки не всегда будут сотрудничать друг с другом, даже если это в их интересах. «Заключенный» пытается увеличить свой собственный выигрыш, не заботясь о выгоде других. Так и у нас в стране, несмотря на, казалось бы, стабильное устойчивое «единство» власти и народа, которое отражается в ежемесячных рейтингах поддержки, кумулятивного эффекта почему-то по-прежнему нет.

Как сама политика стала казаться чередой перформансов отдельных спикеров, так и содержательное, на первый взгляд, послание первого лица в режиме реального времени обессмысливается, растворяясь в торжественной тишине Георгиевского зала Кремля. Все это как будто уже давно стало ритуалом: президент говорит, зал внимает. Через год встречаемся на том же месте.