Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Приют президентов

Что мог предложить Путин Асаду за закрытыми дверями

«Газета.Ru» 21.10.2015, 20:03
AP

Неожиданный приезд в российскую столицу Башара Асада породил почву для разговоров о том, что Москва, возможно, готовит его уход от власти. Если военная операция России в Сирии действительно закончится мирной сменой власти на ее условиях, это может стать большим успехом российской дипломатии. Но проблемы ИГИЛ не решит.

Визит в Москву сирийского лидера Башара Асада, который состоялся еще во вторник, а официально подтвержден только в среду, вызвал множество домыслов. На сайте российского президента в открытом доступе появились слова Владимира Путина о том, что Россия готова «внести свой посильный вклад не только в ходе боевых действий в борьбе с терроризмом, но и в ходе политического процесса». А за закрытыми дверями, как полагают некоторые эксперты, лидеры обсуждали чуть ли не добровольную отставку Асада и возможность его переезда из воюющего Дамаска на спокойную Рублевку.

Во всяком случае, из слов российского президента следует, что его сирийский коллега прибыл в Россию по просьбе Москвы. Можно предположить, что по весьма настоятельной.

Как бы то ни было, таинственное появление Асада в Москве — лишнее напоминание о том, что в сирийском конфликте борьба с запрещенной в России и во многих других странах мира группировкой ИГИЛ — одна из множества целей.

На словах все внешние заинтересованные стороны заверяют, что главный враг — именно радикальные исламисты. Но на деле вместо создания полноценной коалиции все внешние участники ведут игру друг с другом и, главное, друг против друга.

Фоторепортаж: Башар Асад неожиданно посетил Москву

__is_photorep_included7833995: 1

Россия демонстрирует, что поддерживает или как минимум ориентируется на правительство Асада. США, наоборот, показывают, что сохранение его у власти неприемлемо. Очевидно, что коса нашла на камень.

Самое любопытное, что в обоих случаях, судя по всему, это не продуманная стратегия, а стечение политических обстоятельств, чтоб не сказать столкновение амбиций.

Возьмем США. Это в последние годы в Вашингтоне Асада устами госсекретаря Джона Керри стали сравнивать чуть ли не с Гитлером. А во времена не столь отдаленные, в начале и середине «нулевых», по крайней мере, часть американского истеблишмента демонстрировала готовность к сотрудничеству с режимом европейски образованного Асада, который занимался активной либерализацией страны после 30-летнего правления отца.

Да, был неприятный для США исторический бэкграунд — просоветский и антиизраильский, была в то же время эйфория от первых успехов в Ираке, но не было единодушного стремления к немедленному экспорту демократии в эту относительно стабильную тогда ближневосточную республику.

Тем удивительнее для многих в самом Вашингтоне политика нынешнего президента-демократа, соратники которого по партии в свое время и наводили мосты с официальным Дамаском. Да, Асад несколько раз отличился необоснованной жестокостью против оппозиции, да, он не сумел предотвратить эскалацию гражданской войны, но тогда почему же Обама сразу не проявил решительность и дождался появления такого нового игрока, как ИГИЛ, — спрашивают уже республиканские оппоненты нынешней администрации.

Что пошло не так и кто за это ответит, спрашивают все в один голос.

Недавнее заявление премьер-министра Канады о решительном намерении прекратить бомбардировки позиций исламистов подтверждает, что международная коалиция трещит по швам не только стараниями Москвы.

Позиция последней на этом фоне выглядит даже более выигрышной, как минимум в том смысле, что она более прозрачна и довольно предсказуема.

Борьба против исламистов — это возможность для России, с одной стороны, выйти за все более сужающиеся рамки украинской повестки и с максимальной для себя выгодой вернуться на мировую политическую арену. Показать, что наши интересы выходят за региональные пределы, а амбиции не только имеются, но и подкреплены реальными возможностями.

«Советский народ не только умеет, но и любит воевать»,

— провозгласил как-то Клим Ворошилов. При всем цинизме этой фразы нельзя не увидеть в ней сермяжную историческую правду: если вмешаться в конфликт быстро и ненадолго, можно извлечь из этого существенную пользу. Правда, если увязнуть — велик риск получить Вьетнам или Афганистан.

И в этом один из главных вызовов для Москвы — в процессе решения своих геополитических вопросов не «завоеваться».

Пока этого, к счастью, не случилось, и Россия может извлекать из ситуации бонусы. Как сообщил Дмитрий Песков, о подробностях визита Асада в Москву Владимир Путин рассказал президенту Турции Реджепу Эрдогану и королю Саудовской Аравии Салману бен Абделю Азизу Аль Сауду. Это едва ли не главные противники Асада в регионе. Не исключено, что

тем самым Москва намекает на то, что обсуждение переезда Асада на участок по соседству с другим бывшим президентом, Виктором Януковичем, действительно находится в продвинутой стадии.

И если вдруг в результате выборов в Сирии (которые Россия намерена поддержать) Асад мирно проиграет, эвакуация уже бывшего сирийского лидера пройдет как по маслу.

Загвоздка в том, что пресловутую проблему ИГИЛ это не решит.

Хотя исламистами не пугают разве что детей перед сном, в реальности все участники процесса все равно видят в них главным образом угрозу регионального уровня и абстрактный вызов общечеловеческим нормам, а не повседневную опасность. Что-то принципиально измениться может только в том ужасном случае, если фундаменталисты не только на словах переведут свою войну на улицы европейских, американских и российских городов.

Видимо, только тогда они дадут повод не только для геополитического междусобойчика, но и для ведения реальной совместной борьбы.