Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Бизнес-план красногорского стрелка

Далеко ли мы ушли от «лихих девяностых»

«Газета.Ru» 20.10.2015, 21:25
Wikimedia Commons

Дело Георгадзе — красногорского бизнесмена, убившего четырех человек, — напоминает о том, насколько тонок слой цивилизации, отделивший нас от «лихих 90-х». Сама фигура стрелка и реакция российского общества на убийства – будто прямиком из тех времен. А нечистым на руку чиновникам, судя по всему, придется вспомнить, что бояться надо не только внимания начальства или прокуратуры, но также тех, с кем они непосредственно ведут опасный «бизнес».

Красногорский стрелок до сих пор не найден. Как подсказывает опыт подобных погонь, если подозреваемого не обнаружили в течение первых двух дней, шансы на его поимку резко уменьшаются. К настоящему моменту жертвами Амирана Георгадзе, крупного красногорского бизнесмена, стали два чиновника, партнер по бизнесу и случайный свидетель, проезжавший мимо дома главы города Красногорска и заметивший стрелка. Глава города, видимо, и был главной целью убийцы.

Как бы страшно это ни было, но в комментариях обычных людей к этому убийству нет ни капли жалости ни к убитым, ни к стрелку:

дескать, «бандит убил бандитов». Примерно так же реагировали россияне на кровавые разборки 90-х: что тут скажешь, криминал делит рынок. Потребовались годы, чтобы порвать с этой традицией. Но, судя по всему, слой цивилизации оказался слишком тонким и ненадежным. И граждане опять готовы рукоплескать насилию, если в их понимании оно восстанавливает справедливость или хотя бы наказывает виновных.

До сих пор неясно, что именно стало причиной убийств. Мотивы Георгадзе достоверно неизвестны, во всем должно разобраться следствие. Но судя по тому, что убийства были четко спланированы – за исключением убийства свидетеля, – все это похоже скорее на подготовленную месть, чем на буйное помешательство. Или, что вероятнее – месть на фоне помешательства.

Почему Георгадзе мстил чиновникам? Фигурирует версия, что он убил их, потому что не получил свою долю за выход из бизнеса. Дескать, некогда очень успешного бизнесмена, который занимался строительством и услугами ЖКХ, выдавливали из красногорского бизнеса. Он полагал, что за это ему причитаются отступные, но их не получил. И тогда достал из сумки оружие.

Теперь обыски проводятся и в офисах Георгадзе, и в красногорской администрации.

Первый замглавы района Юрий Караулов, к которому стрелок пришел на прием, ранее фигурировал в скандале с прокурорским игорным бизнесом в Подмосковье – он был под подозрением следствия. В общем, история очень «мутная», и действительно напоминает типичную для 90-х кровавую разборку организованных преступных групп. Только вместо ОПГ – бизнесмен, слетевший «с катушек», и чиновники, которые его якобы «кинули».

Получается, что коррупционная власть, став одним из интересантов в чужих бизнесах, по факту теряет свою неприкосновенность.

В 2012 году похожий случай произошел в подмосковном Чехове, где в дом заместителя главы Чеховского района Владимира Федосова ворвались бандиты и забили его насмерть. В администрации чиновник курировал вопросы землепользования и строительства, и, по одной из версий, преступление могло быть связано с описанной в СМИ неоднозначной деятельностью чиновника. А в 2004 году сгорел в своем джипе «авторитетный» глава Чеховского района.

Разборки в Чехове, дело Гайзера, обвиняемого в создании организованного преступного сообщества – громких дел, где переплелись криминал, бизнес и власть, видимо, будет все больше. И в этом смысле случай Георгадзе может напомнить чиновникам, что опасаться приходится не только правоохранительных органов, но также и тех, с кем они непосредственно ведут свой теневой «бизнес».

Свою роль сыграет кризис, а также связанные с ним перераспределение ресурсов и изменение правил игры. Денег у государства все меньше, бизнесу приходится все труднее, и те из чиновников, кто живет не на одну зарплату, вряд ли захотят добровольно сократить свои нетрудовые доходы. Точнее, самые расчетливые могут и снизить «тарифы», но жадных обычно больше, чем умных.

Когда подавляющее большинство бизнесов крутится вокруг бюджетов разного уровня, «кидок» чиновника может стоить предпринимателю разорения. И в этой ситуации последний может пойти на самое страшное преступление.

Остановит ли подобный страх коррупцию? Вряд ли. В дружественном нам с недавних пор Китае за коррупцию в особо крупных размерах расстреливают, причем зачастую для устрашения показывают это по телевидению. Но коррупционеров меньше не становится. Страсть к обогащению подчас побеждает даже страх смерти.

Правила игры в России зачастую определяются не законом, а правом сильного. В нашей стране малому и среднему бизнесу трудно выжить без взяток проверяющим — покончить с этой практикой уже давно призывают с самых высоких трибун, правда, ситуация существенно так и не меняется к лучшему. И в итоге многие, увы, готовы принять бессмысленность апеллирования к закону. А когда персонажам с воспаленным сознанием начинает казаться, что не соблюдаются даже понятия, они приходят к порочному выводу о том, что вместо арбитража в бизнес-разборках эффективнее выступит пистолет. И происходит то, что случилось в Красногорске.

Неприкасаемость чиновников в условиях «жизни по понятиям» определяется лишь их влиятельностью и способностью себя защитить. Преступления Георгадзе демонстрируют, что те из них, кто заигрывает с криминалом, в итоге оказываются так же беззащитны, как и простые смертные.