Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Резать будем?

Почему количество российских чиновников растет, сколько бы их ни сокращали

«Газета.Ru» 16.10.2015, 18:39
Ян де Брай. «Старшины Гильдии святого Луки, Харлем» Wikimedia Commons
Ян де Брай. «Старшины Гильдии святого Луки, Харлем»

Российские чиновники заговорили о сокращении российских чиновников. Вроде бы самое время – кризис на дворе. Однако, судя по предыдущим попыткам, нас скорее ждет новый орган, который будет отвечать за ликвидацию лишних министерств и ведомств, чем их реальное сокращение.

Кто-нибудь из простых налогоплательщиков сможет сейчас сказать, что делают полпреды и их аппараты в федеральных округах?

Может ли кто-то просто вспомнить пофамильно всех полпредов? Не говоря уже о том, что нет никакого специального экономического планирования в рамках федеральных округов. А потому сами эти округа во главе с полпредами существуют только на бумаге. Этот институт создавался в начале 2000-х: его появление объяснялось необходимостью ликвидировать федеративный эгоизм, скрепить регионы, помочь собрать страну воедино. Прошли годы.

Почему, например, тот же Дальний Восток нужно непременно развивать с помощью отдельного министерства, а не создания моделей развития бизнеса? И почему по нынешней логике не сделать министерство каждого российского региона? Только тогда зачем нужны губернаторы и вышеупомянутые полпреды?

В стране, где практически не осталось регулируемых цен, прекрасно существует отдельная Федеральная служба по тарифам. Теперь ее вроде как «догадались» присоединить к ФАС. В стране, где нет государственной монополии на производство алкоголя, действует Росалкогольрегулирование.

Только что, 3 октября 2015 года — в разгар кризиса, у нас создали очередное новое старое ведомство: госкорпорацию по поддержке малого и среднего бизнеса. В России за последние 20 лет неоднократно создавали и упраздняли специальные органы по поддержке малого и среднего бизнеса: так доподдерживались, что малый бизнес уже еле дышит.

В любой нормальной стране с рыночной экономикой власть тут же подвергли бы обструкции за подобные институты.

Госорган по бизнесу – настоящий оксюморон. Оставьте в покое бизнес, позвольте ему развиваться, отслеживайте налоговую эффективность, и он сам прекрасно разовьется без всяких госорганов.

А у нас в задачи свежеиспеченной госкорпорации ставится фактически борьба с самим государством — против силовиков и контролирующих органов и за льготное кредитование. Только кто же будет кредитовать в кризис, да еще и дешевле рынка, предприятия, платежеспособность которых под вопросом?

Но в России другая логика: под любую проблему, существующую, назревающую или даже отсутствующую, у нас тут же пытаются создать новое ведомство. Непременно государственное. Непременно отдельное. И непременно большое. Все хотят бюджетов, полномочий, штата сотрудников. Потом у самих вышестоящих начальников быстро появляются вопросы, чем же занимаются все эти люди. Помогают ли их усилия разрешить существующие проблемы или, наоборот, создают новые?

С точки зрения дальнейшего роста популярности власти любое сокращение правительства не даст особого эффекта, но и особого вреда не будет. Людям понятна идея «сокращения количества начальников в кризис».

Раз нас сокращают на работе, почему бы и начальство не сократить? Да еще и экономия бюджету может выйти.

Вопрос в том, что получится на самом деле. Пока любая компания по оптимизации количества чиновников парадоксально оборачивалась ростом их числа. А в нынешние кризисные времена госслужба вообще становится едва ли не самым стабильным и надежным местом работы. Специфика российской системы состоит в том, что деньги на людей, обслуживающих государство, кончатся у нас в последнюю очередь.

На решительную оптимизацию чиновников однажды уже замахивался и нынешний президент, затеявший в начале нулевых глобальную административную реформу. Действовала даже специальная комиссия — как без нее? Был момент, когда министрам официально запретили иметь больше трех заместителей. Но потом стали отменять это положение для отдельных ведомств «в порядке исключения».

В итоге сегодня по семь-десять заместителей министра — это норма. Более того, по пять и больше заместителей могут иметь начальники департаментов.

Сейчас, судя по данным Минфина, Россия опережает большинство стран мира по численности чиновников.

У нас 108 чиновников на 10 тыс. населения.

В 2013 году было 102. Для сравнения, в СССР, считавшемся царством бюрократии, их было на максимуме 73 человека на 10 тыс. населения. При этом по рейтингу качества государственного управления Всемирного банка в 2013 году Россия занимала 120-е место среди 210 стран. Мягко говоря, не самый блестящий результат.

Государство в России в принципе не привыкло экономить на себе любимом. Федеральных ведомств у нас в разы больше, чем, например, в США, где вдвое больше населения. Хотя у низового звена чиновников низкие зарплаты, но зато есть возможность конвертировать полномочия во взятки. А госслужба считается у молодежи однозначно более престижным и денежным занятием, чем личный бизнес или наемный труд в любой частной компании.

Иногда при сокращении штатов и ведомств государство откровенно играет на руку себе.

Переводит госслужащих в какие-нибудь ГУПы, которых может быть сколько угодно много. То есть они вроде уже не чиновники, а по сути делают то же самое.

Да еще иногда за более высокие деньги. Потому что там нет таких жестких зарплатных сеток, как на госслужбе.

Чтобы что-то изменилось, надо не абстрактно сокращать министерства и ведомства, а создать наконец логичную конструкцию управления страной. С понятным разделением функций центра и регионов. У нас же любое сокращение чиновников становится кампанией в духе «пчелы против меда». Всё как в советском анекдоте: «Советское правительство объявило о сокращении штатов. Первым попал под сокращение штат Айова».