Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Комиссия невыполнима

Сможет ли мир найти виновных в крушении «Боинга»

«Газета.Ru» 13.10.2015, 22:24
Руководитель расследования Тйибб Йостра во время выступления MICHAEL KOOREN/Reuters
Руководитель расследования Тйибб Йостра во время выступления

Выводы российской и голландской комиссий о том, что случилось в небе над Донбассом, во многом совпадают, но не дают ответа на главный вопрос: военные какой из сторон произвели тот самый роковой запуск ракеты, убившей 298 пассажиров рейса МН-17. Проблема в том, что найти ответ на этот вопрос сегодня очень сложно, если в принципе возможно. И не только по политическим мотивам.

Версии СК, Минобороны и других «источников» разных СМИ о крушении «Боинга» пока оставлены в стороне. Основной российской версией пока стал доклад специалистов «Алмаз-Антея», который оказался очень похож на доклад Нидерландской комиссии, также обнародованный во вторник. Правда, это не помешало МИДу дежурно раскритиковать выводы голландских специалистов и назвать их «политическим заказом».

Тем не менее сходств у двух официальных докладов гораздо больше, чем различий.

Обе комиссии утверждают, что пассажирский самолет был поражен ракетой «земля-воздух» комплекса «Бук», то есть своими выводами — «Алмаз-Антей» косвенно, а голландцы напрямую — опровергают другие сценарии крушения, такие как взрыв внутри самолета, обстрел или попадание в лайнер ракеты «воздух-воздух».

Обе комиссии называют модель ракеты, которой давно нет на вооружении Российской армии, но которая есть на вооружении украинской — разница только в боевой части. Впрочем, это тоже ничего не доказывает: старые «Буки» могли быть и у украинских сил, и у ополченцев.

Принципиальный момент касается территории, с которой была пущена ракета. По версии украинской стороны, пуск был произведен в районе населенного пункта Снежное (с территории, контролируемой тогда ополченцами). В «Антее» считают, что ракета была выпущена из Зарощенского (с нейтральной территории). Хотя «нейтральная» в данном случае — понятие растяжимое. Судя по рассказам местных жителей, в тот день кто-то видел там украинских военных, кто-то — отряды ДНР. Что вполне понятно.

Гражданская война — дело запутанное: красные ушли — белые пришли, белые ушли — красные пришли. Обстановка меняется не по дням, а по часам.

Но российская версия про пуск ракеты из района Зарощенского не укладывается даже в тот довольно большой участок в 320 кв. км, который был определен расчетами голландцев.

Версия «Антея» — дескать, выстрел был произведен именно с нейтральной территории — очевидно предлагает списать трагедию с пассажирским лайнером на издержки гражданской войны, где черт знает что творится. Это именно та версия, которая позволила бы России выйти из украинской истории без потери лица, могла бы на время или навсегда (это зависит от внешнеполитических условий) удовлетворить Запад, а также, чего и не скрывают в «Антее», способствовать снятию с военного концерна международных санкций, которые очень мешают бизнесу.

Вот только голландцы обещают все-таки найти виновных и, в частности, конкретных людей, нажавших на кнопку «пуск».

Адвокат нидерландского адвокатского бюро Виру Мейва, представляющий интересы 76 семей пассажиров MH17, сразу после презентации доклада нидерландской комиссии заявил, что идет встречаться со своими клиентами, чтобы обсудить возможность подачи исков в отношении властей Украины и России. Правда, не совсем понятно, что в данном случае советовать клиентам. Спустя почти полтора года после трагедии основные интересанты дела так и остались на своих позициях. Украина кивает на Россию, Россия — на Украину, голландцы не исключают ни того, ни другого.

С одной стороны, трагедия произошла на территории Украины, стреляли тоже, скорее всего, люди с украинскими паспортами (ополченцы ли, или украинские силовики), то есть формально подавать иски надо к Украине. Россия тут вроде как ни при чем. Она может оказаться при чем, если найдутся люди, нажавшие кнопку «пуск». И если вдруг они расскажут, что «Бук» попал к ним в руки именно с российской стороны.

Впрочем, в то, что эти люди найдутся, веры мало.

Их уже вполне может не быть в живых — все-таки война после крушения самолета не утихала еще несколько месяцев. Или они из «боевых шахтеров-ополченцев» вновь стали мирными сельчанами и будут держать рот на замке до тех пор, пока это служит гарантией их безопасности. Либо продвинулись по службе в украинской армии, и тоже будут молчать до последнего. А если так, то определение виновников трагедии (и тех, кто стрелял, и тех, кто вооружал) может затянуться на долгие годы, если вовсе не остановится на стадии нынешней неопределенности.

От идеи учреждения международного трибунала стороны, входящие в международную группу по расследованию крушения «Боинга», отказались. Далее расследование будет идти в рамках уголовного суда. Вероятно, более скрупулезные экспертизы позволят точнее установить место запуска ракеты, а следователи смогут тщательнее допросить свидетелей. Но даже в этом случае доказать, кто именно стрелял, будет трудно по тем же самым соображениям: зачастую силовики и ополченцы отбивали друг у друга деревни по нескольку раз за день, то есть место пуска ракеты мало что докажет. А на одних свидетельских показаниях суд вряд ли сможет вынести объективный вердикт — люди и в первые дни после трагедии, в зависимости от политических симпатий, приводили совершенно разные сведения.

Еще и поэтому сообщение Reuters со ссылкой на нидерландскую сторону о том, что Совет безопасности Нидерландов и международная команда следователей установили имена причастных к катастрофе рейса MH17 на Украине, но имена подозреваемых будут обнародованы позже, выглядят скорее обещанием для близких погибших сделать все возможное для того, чтобы наказать виновных, чем реальным продвижением в расследовании трагедии. Впечатление скорее такое, что идея политического процесса над Россией с обвинением в том, что был сбит «Боинг», отложена в долгий ящик, и все будет зависеть от дальнейшего «поведения» руководства нашей страны.

И уж совсем не стоит исключать того, что рано или поздно могут найтись засекреченные документы или важные свидетели, которые прольют свет на то, что все-таки случилось на земле и в небе 17 июля 2014 года. Когда 298 пассажиров лайнера, летевших из Амстердама в Куала-Лумпур, стали случайными жертвами гражданской войны на Украине.