Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Подсесть на Крым

Почему полуостров превратился в зону экспериментов

«Газета.Ru» 09.07.2015, 19:45
Эдвард Мунк. Крик. 1895 год Wikimedia Commons
Эдвард Мунк. Крик. 1895 год

Крым может стать первым российским регионом, где начнут практиковать трудовую реабилитацию наркоманов. «Вернувшийся домой» полуостров пытаются сделать первым во многих отраслях, но пока ни один из проектов, который там презентовали, не принес ощутимых результатов. Подчас складывается впечатление, что спустя почти полтора года после присоединения у властей так и не сложилось понимания, каким быть российскому Крыму.

Проект Национального антинаркотического союза, который предлагает использовать бывших наркоманов на строительных работах в Крыму, судя по всему, активно поддерживает спикер Совфеда Валентина Матвиенко. Она также предложила создать на полуострове пилотный проект по реабилитации наркоманов «на базе сельскохозяйственных производств». По словам Матвиенко, подобные программы хорошо зарекомендовали себя в Италии и Испании, где наркозависимые работают, например, на виноградниках.

Саму программу помощи людям, которые хотят вернуться к нормальной жизни, безусловно, можно только поддержать. Хотя и к ней есть вопросы – например, как ее авторы намерены заинтересовать предпринимателей брать на работу людей с серьезными проблемами. В западных странах фирмы в таких случаях получают льготы по налогообложению, в российском законодательстве льготы прописаны только для инвалидов, к которым наркозависимые не относятся.

Но главный вопрос – почему именно Крым выбран пилотным регионом? Есть подозрения, что работать на стройках и виноградниках и сами крымчане, вероятно, не против – безработица там, судя по последним данным Росстата, остается на очень высоком уровне (9,5–10%), как в самых депрессивных российских регионах.

А сдать на лето домик у моря или подработать извозом в сезон и жить потом полгода, плюя в потолок (так часто рисуют себе жизнь крымчан в России), получается далеко не у всех.

После присоединения Крыма было сказано много верных слов о том, что в этом регионе, который так хотел вернуться в Россию, надо постараться создать форпост экономического развития страны. Сделать его самым процветающим российским регионом на радость нам и назло Украине и Западу. Довольно быстро был подписан закон о создании в Крыму и Севастополе свободной экономической зоны (СЭЗ), который обещал существенное упрощение визового режима и льготное налогообложение.

Но западные санкции серьезно ограничили возможности СЭЗ в Крыму – туда крайне неохотно идут даже российские компании, в том числе государственные, имеющие хотя бы минимальные контракты с западными партнерами. Причем в данном случае даже время не лечит: прошло больше года, а осторожность по поводу официального захода в бизнес Крыма у российских компаний не снижается.

Вместо упрощения визового режима, по сути, получилось его усиление. Скандал с крымской памяткой, распространенной Российским обществом потребителей, в которой говорилось о возможных трудностях с получением шенгенской визы после посещения Крыма, тому яркий пример. И вряд ли в самой памятке был какой-то практический смысл – непонятно, как о факте пребывания в Крыму по российскому паспорту могут узнать в посольствах западных стран, но ощущение неопределенности этот скандал подчеркнул.

В итоге получается, что в таких условиях Крым, к сожалению, становится не столько зоной опережающего развития, сколько зоной рискованных экспериментов.

За год с небольшим после присоединения полуострова его предлагали сделать то игорной зоной, то центром российского виноделия, то главной российской здравницей, то базировать там ядерные ракеты, то – вот как сейчас – превратить в центр реабилитации наркозависимых со всей России.

В качестве злой шутки, конечно, можно сказать, что все эти крымские идеи призваны увеличить число отдыхающих на полуострове – дескать, тут и море, и казино, и вино, и все остальное. Но вряд ли именно в таком формате представляли себе крымчане сладкую жизнь. Да и власти, планировавшие будущее для Крыма, вряд ли видят регион как концентрацию самых экзотических видов деятельности.

Скорее, все эти разрозненные «крымские проекты» рождаются именно потому, что в сложившихся условиях фактической блокады непризнанного в мире полуострова у руководства страны пока нет ясного понимания, что с ним делать. Остается пока просто закачивать туда деньги (теперь из антикризисного фонда), как в некоторые кавказские регионы. Но накопившихся и новых проблем в Крыму столько, что денег требуется все больше и больше.

В условиях углубляющегося кризиса это явно не самая лучшая стратегия. Спустя почти полтора года после присоединения к стране новых территорий правительству уже в скором времени придется решать, каким быть Крыму, и перестать метаться. В жестких условиях, как учит экономическая история, всегда побеждают расчетливые технократические меры, а не шапкозакидательство. Поэтому, пока власти хотя бы один проект не доведут до конца, говорить о развитии региона и привлечении туда инвесторов (российских, западных, каких угодно) не придется.

Инвесторы – люди независимые, их на крымские стройки по программе реабилитации не завезешь.