Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Мир в заложниках

Почему ИГИЛ страшнее, чем новая «холодная война»

«Газета.Ru» 26.06.2015, 21:00
Reuters

Прошедший день может войти в историю как «Пятница террора» — резонансные теракты произошли почти одновременно в Сирии, Тунисе, Кувейте и Франции. О необходимости для Запада и России совместно бороться с терроризмом не раз напоминал умерший сегодня патриарх российской политики Евгений Примаков. Пока Россия и Запад упражняются в реставрации «холодной войны», террористы чувствуют себя в безопасности.

В пятницу в мире произошло несколько громких терактов. Боевики на катерах расстреляли прямо на пляже у пятизвездочных отелей тунисского курорта Сус десятки туристов. Среди постояльцев этих отелей есть и россияне. В шиитской мечети в столице Кувейта террорист-смертник привел в действие взрывное устройство — по меньшей мере 24 человека погибли. Ответственность за теракт на себя взяла террористическая организация «Исламское государство» (ее деятельность законодательно запрещена в России). Также ИГИЛ записывает себе в «заслуги» полторы сотни убитых сегодня в сирийском городе Кобани. На юго-востоке Франции в городке Сен-Кентан-Фавалье двое террористов атаковали местный химзавод и пригвоздили к воротам предприятия вместе с флагом «Исламского государства» голову убитого ими менеджера транспортной компании из соседнего города.

Жена одного из двух нападавших рассказала, что они с мужем — обычная мусульманская семья и ее муж утром «как обычно ушел на работу».

Теракты и публичные казни опять становятся обыденностью, как в самом начале этого века, когда на слуху было другое название — «Аль-Каида». Но «Исламское государство» — куда более опасный и амбициозный проект террористического передела мира. Оно уже обладает куда большими территориями, ресурсами, деньгами, влиянием.

И Западу не обойтись без России в борьбе с боевиками группировки ИГИЛ, которые представляют реальную опасность, говорил Примаков в одном из своих последних публичных выступлений. По его словам, боевики ИГИЛ, захватившие огромное количество оружия, нефти и денег, оказались по-настоящему дееспособными и, самое главное, ни от кого не зависящими:

«Всегда зависели террористические организации от кого-то. А они, во всяком случае на данном этапе, ни от кого не зависят».

В сознании большинства россиян Евгений Примаков — даже не премьер-министр, спасший страну от разорения на рубеже веков. А тот самый министр иностранных дел при Ельцине, который 24 марта 1999 года отменил прямо в воздухе официальный визит в США, приказав развернуть самолет над Атлантикой в знак протеста против начавшихся бомбардировок Югославии.

Однако Примаков, придерживающийся концепции многополярного мира, к месту и не к месту эксплуатируемую сегодня нынешними российскими чиновниками, всегда был политиком баланса. Он понимал, что

великая держава — та, которая способна решать глобальные проблемы вместе с другими державами, а не создавать эти проблемы.

Два дня назад ИГИЛ объявил о создании своей провинции на Северном Кавказе и открыто провозгласил российский Северный Кавказ зоной своих интересов. Заразившись идеями «Исламского государства», его ряды пополняют и добровольцы из России. Причем, как мы теперь знаем на примере московской студентки-отличницы Варвары Карауловой, отнюдь не только радикальные мусульмане «с кавказских гор».

По официальным российским данным, за ИГИЛ воюет уже около 2000 выходцев из нашей страны.

Но вряд ли их реальное количество возможно подсчитать.

Точно такие же проблемы и у Запада. «Исламское государство» пользуется популярностью у мусульманской молодежи, живущей в западных странах. На днях, например, сражаясь за ИГИЛ, погиб немецкий рэпер Деннис Касперт, ранее продававший футболки «Я мусульманин, а не террорист». На этой неделе пользователи социальных сетей расшаривали видео, где боевики топили людей в клетке. Все причитали, ужасались в комментариях, но все равно смотрели. ИГИЛ привлекает поистине мазохистское внимание миллионов людей по всему миру.

В таких условиях Западу и России давно пора перестать проводить репетиции «холодной войны» с видами на «горячую» и

вместе начать бороться, возможно, с самым опасным вызовом мировому порядку за долгие десятилетия после Второй мировой войны.

Вместо этого с обеих сторон пока лишь накручивается взаимная бытовая ненависть. В России на стикерах автомобилей пишут «Обама чмо», ходят по площадям с адресованными ему крылатыми ракетами, обещают превратить США в радиоактивный пепел, а в Америке нас сравнивают с тем же ИГИЛ и Эболой.

Но «Исламское государство», в отличие от пресловутой «украинской хунты», объективно понятное и нам, и украинцам, и американцам, и немцам, и англичанам, — страшное зло. Уничтожающее всех и вся. Остановить его можем только мы вместе. Надежда на то, что наверху это отчасти понимают, есть. Недавний телефонный разговор Обамы и Путина был посвящен не в последнюю очередь ИГИЛ, и это то, по поводу чего действительно можно договориться. По словам пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, лидеры двух стран решили, что проблему противостояния группировке «Исламское государство» подробнее обсудят при встрече госсекретарь Джон Керри и глава МИДа Сергей Лавров.

Если стороны сумеют преодолеть взаимные фобии и наконец начнут работать вместе против «Исламского государства», есть шанс, что это и останется его единственным историческим достижением.