Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Монолог с властью

Почему общественные инициативы оказались никому не нужны

«Газета.Ru» 05.06.2015, 19:04
inflatablecrowd.com

На сайте «Российской общественной инициативы» появилась новая общественная инициатива – закрыть «Российскую общественную инициативу». За бесполезностью. Общественные инициативы, чтобы их услышало государство, сегодня должны быть либо максимально безобидными, либо находящимися в его тренде. Как в случае предложения Общественной палаты внести в реестр «иностранных агентов» Фонд Горбачева.

РОИ возникла два года назад как продолжение идеи фаната интернета Дмитрия Медведева, который в бытность президентом решил на специальных сайтах выносить на всенародное обсуждение некоторые общественно значимые законы. Самыми бурными были два обсуждения – законов об образовании и о полиции. Но даже тогда (теперь та эпоха кажется каким-то диковинным царством либерализма) их в итоге приняли в том виде, в каком это было заранее решено. После чего обсуждать законы всенародно перестали.

Зато создали сайт РОИ. По закону, если петиция, размещенная любым человеком на этом чудесном сайте, наберет 100 тысяч голосов в поддержку, ее обязаны рассмотреть как законодательную инициативу соответствующие органы власти.

То есть каждые 100 тысяч человек у нас, страшно сказать, наделили правом законодательной инициативы.

В итоге за два года народ родил 5503 инициативы. Заветные 100 тысяч голосов набрали шесть идей: запрет чиновникам и сотрудникам компаний с госучастием приобретать автомобили стоимостью свыше 1,5 млн руб.; не вводить дополнительный налог на покупки в иностранных интернет-магазинах и против снижения таможенного лимита в 1000 евро на покупки для личных нужд; отменить право приоритетного проезда всех автомобилей, кроме автомобилей оперативных служб («скорой» и полиции); идея с поэтическим названием «Мой дом — моя крепость», чтобы любые действия в собственном доме по защите личного имущества, собственной жизни и жизни близких приравнивались к необходимой самообороне; ввести уголовную ответственность за незаконное обогащение чиновников и иных лиц, обязанных декларировать доходы и расходы; и, наконец, идея отменить закон о произвольных блокировках интернет-ресурсов.

Ни одну из этих шести инициатив власти так и не рассмотрели.

Правда, были приняты 16 других инициатив, не набравших 100 тысяч голосов, — от возвращения минимально допустимого уровня алкоголя в крови водителя (Медведев отменил, Путин вернул) до запрета на более громкий звук в телевизионной рекламе. Или вот, например, «Изменить надпись на фасаде Ледового Дворца имени Капустина Сергея Алексеевича (город Ухта) с «Ледовый Дворец» на надпись: «Ледовый Дворец имени Сергея Алексеевича Капустина». Два голоса в поддержку — и сработало.

В похожем духе выдержан проект электронных референдумов московской мэрии «Активный гражданин». Там народу предлагается решать вопросы вроде «Развивать сети wi-fi в московских парках?». Два варианта ответа: «Да» и «Нет». Сложно себе представить ненавистников интернета, отчаянно голосующих по интернету за отказ от развития интернета в московских парках. Но ведь возможно. Главное, что и их голоса тоже будут услышаны и учтены.

Сейчас на Руси опять такое время, когда государству не до всяких раздражающих общественных инициатив. Правильной «общественной инициативой» нынче становятся предложения вроде внесения Фонда Горбачева в список «иностранных агентов». От лица Общественной палаты.

Конечно же, это «иностранный агент». Сам Михаил Сергеевич ввел гласность, СМИ при нем совершенно распоясались в критике власти. Сегодня Горбачев, несмотря на свою поддержку позиции России по Крыму и антизападную риторику, все равно выглядит в глазах власти как человек, разваливший страну в угоду Западу. Да еще и подозрительно популярен как раз в тех странах, где нынешнюю российскую власть не слишком любят.

Любая общественная инициатива подразумевает диалог государства с обществом. Общество предложило — власть прислушалась.

Но для этого надо хотя бы слушать.

А у нас единственный способ разговора власти с обществом — монолог начальника. Такое четкое разделение труда: начальство говорит и показывает (преимущественно по телевизору) — народ слушает, одобряет и горячо поддерживает. В крайнем случае пишет челобитные или звонит с просьбами на «прямые линии».

Даже если общественная инициатива далека от политики, для власти она имеет какой-то смысл, только если она придумала ее сама или может использовать с выгодой. Вот сейчас в интернете собирают подписи за пересмотр приговора Анне Шавенковой, дочери начальницы Иркутского облизбиркома, сбившей на своей иномарке двух сестер на автобусной остановке, причем одну из них насмерть, и попавшей под амнистию ко Дню Победы. В итоге Шавенкова не провела в колонии-поселении ни дня.

Были бы сейчас выборы в Иркутской области, приговор бы, может, и пересмотрели — а так вряд ли.

Общество нужно нашим властям только тогда, когда оно «поддакивает» или помогает расправиться с тем, на кого покажет пальчиком чиновник. Но не когда люди что-то предлагают по собственной инициативе. Собственная инициатива подозрительна.

Получается государство «абсолютного монолога». В то время как эффективное современное государство всегда пытается использовать диалог и найти баланс точек зрения. А в России как в известном афоризме, приписываемом Бисмарку: «Есть две точки зрения: неправильная и моя».

Так что РОИ все равно рано или поздно закроется из-за невозможности разговора. В разговоре ведь всегда участвуют как минимум две стороны. А у нас говорит одна. Впрочем, РОИ могут и не закрыть, даже если инициатива наберет 100 тысяч подписей. Это же было государственное решение — дозволить придумывать и обсуждать общественные инициативы в специально отведенном для этого месте. И не обществу решать, закрывать его или нет.

Есть только одна беда — когда кто-то разговаривает сам с собой, да еще и вслух, это признак душевного нездоровья.

Так государство может и надоесть самому себе, а поговорить-то будет уже не с кем — кругом одни «иностранные агенты».