Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Сами виноваты

Почему закон и справедливость существуют отдельно друг от друга

«Газета.Ru» 26.02.2015, 21:12
Рисунок Васи Ложкина vasya-lozhkin.ru
Рисунок Васи Ложкина

Виновниками трагедии с самолетом президента компании Total эксперты назвали «пьяного» водителя и девушку-стажера. В страшной аварии в московском метро, которая унесла 23 жизни, обвиняются четверо «стрелочников», включая одного самого настоящего. Машина российского правосудия наказывает «крайних», но совершенно не принимает во внимание участие тех, кто организовал дело так, что оно привело к трагедии.

Техническая комиссия установила предварительные причины трагедии в аэропорту Внуково, в которой в октябре прошлого года погиб президент компании Total. Согласно выводам экспертов, сообщает «Интерфакс», путь взлетающему самолету преградил пьяный водитель снегоуборочной машины, потерявшийся на летном поле. За водителем должен был следить начальник смены, но он тоже был пьян. Обязанности диспетчера в тот день выполняла девушка-стажер, для которой это было второе ночное дежурство. Теперь ей грозит семь лет.

Впереди еще, конечно, следствие и суд, но, как показывает практика последнего года, обвинить стрелочников куда проще, чем выявить истинные причины трагедии. Так, если выводы техкомиссии о пьянстве дежурной смены и допуске к взлету самолета стажера подтвердятся, это в первую очередь будет означать катастрофически низкий уровень менеджмента в аэропорте Внуково. Это значит, в организации возможна ситуация, когда люди, работающие на самых важных участках, где любая оплошность может привести к гибели людей, выпивают до работы, а не после. (Справедливости ради стоит добавить, что прозвучала также версия, что водитель выпил после происшествия, чтобы снять стресс, а не до.) В этом случае заниматься надо эффективностью всей работы авиаузла, а не только девушкой-стажером. Неопытный диспетчер, поддатый охранник — и все. Это может привести к трагедии. И спрашивать надо прежде всего с руководства.

Не надо думать, что под «спрашивать» имеется в виду именно «посадить». Отнюдь. Часто даже наоборот — посадки ведут к новым изломанным жизням, но не устраняют первопричин трагедии.

Похожая ситуация была в столичном метро, где летом в результате аварии погибло несколько десятков человек. Начальник подземки под давлением общественного мнения ушел по собственному желанию и недавно возглавил одно из подразделений РЖД. А сидят, ждут суда — стрелочники. Сегодня им продлили арест до 15 апреля.

Основная версия аварии — неправильная эксплуатация стрелочного перевода, хотя защита настаивает, что причиной аварии могла стать неисправность подвижного состава. Фигурантам дела, как и девушке из аэропорта Внуково, грозит до семи лет лишения свободы.

Вот только работа Московского метрополитена не стала бесперебойной только потому, что четыре бывших сотрудника сидят под арестом. Десяток крупных и мелких аварий, лишь чудом не повлекших за собой новые жертвы, которые случились и до той страшной аварии, и после нее, тоже требуют выяснения и устранения причин.

О результатах работы так называемой «независимой» комиссии, которую создал мэр Москвы сразу после аварии, широкой общественности до сих пор ничего не известно.

Конечно, российское судопроизводство сегодня трудно назвать независимым, но дело даже не в давлении на судей со стороны государства по так называемым политическим делам или крупным авариям. Даже самые обычные, бытовые, потребительские иски граждан против того, что называется системой (министерств и ведомств, крупных корпораций, общественных структур, вписанных в вертикаль власти), крайне редко заканчиваются в пользу гражданина.

Самый наглядный пример — никогда в дорожных авариях не бывают виноваты коммунальные службы, дорожные тресты, администрации городов и районов. Всегда виноват водитель — не учел погодных условий. Даже если он ползет в тумане со скоростью 2 км/час — все равно виноват. А то, что дорога — каток, разметка стерлась еще год назад, разделительной отродясь не было — это в расчет не принимается.

Проще обрушить всю мощь судебной машины на маленького человека, чем связываться с теми, кто в силе. Да и народ у нас, как говорится, не без греха.

И выпить на работе любит, и ленится лишний раз крепеж проверить, и морально неустойчив, и вообще не слишком умен, раз пошел бодаться с системой…

Исключением из этого правила на короткое время становятся лишь резонансные происшествия вроде дела блокадницы в «Магните». Тогда «справедливость» торжествует на полную катушку: дела возбуждают, магазин закрывают (непонятно, зачем и на каком основании), полицейских, задержавших старушку, обещает привлечь к ответственности лично глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. По его мнению, действия полицейских в отношении 81-летней женщины были «безнравственными».

Вообще-то правоохранители должны вести себя «нравственно», то есть уважительно и по закону, со всеми задержанными и подозреваемыми: от блокадников до гастарбайтеров. Они — не судьи и не палачи, хотя часто об этом забывают.

Проблемы обычно как раз и начинаются, когда понятия «нравственности» и «справедливости» подменяют собой правовые нормы, общие для всех.

Если российский закон таков, что старого человека за подозрение в краже трех пачек масла волокут в участок, значит, надо срочно менять законы, а не показательно делать крайними полицейских.

Пока у нас торжествует следствие и суд сильного (захочет барин — помилует, захочет — на конюшне выпорет), тюрьмы будут и дальше пополняться стрелочниками, а каждый из нас, спускаясь в метро, садясь в самолет или даже просто заходя в магазин, будет надеяться только на «авось». Авось пронесет. А если нет?