Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Вы стали меньше дышать

Зачем вводить налоги, которые убивают

«Газета.Ru» 24.02.2015, 20:27
Союзмультфильм

Борьбу с кризисом в России, кажется, заменили борьбой с экономикой. Министр финансов Антон Силуанов поставил налоговикам задачу «продолжить тренд на увеличение налоговой базы», и даже Минкульт лоббирует идею нового сбора с интернет-пользователей. С такой политикой ожидать повышения бизнес-активности трудно. Скорее значительная часть предпринимателей просто сбежит в «серую зону», где никто не платит налогов вовсе.

«Доходы нашего государства сократились. После того как был введен налог на воздух, вы стали меньше дышать. Это возмутительно! Потому вводится новый налог: за обыкновенный дождь — 100 лир, за проливной дождь — 200 лир, с громом и молнией — 300 лир». Эти строки из «Приключений Чиполлино» любят цитировать, но, кажется, никогда еще российские министры не пытались следовать им так буквально, как сегодня.

Во вторник глава Минфина Антон Силуанов посетил коллегию Федеральной налоговой службы. Похвалил налоговиков за прошлые заслуги (в прошлом году отчисления в федеральный бюджет были увеличены на 14,5%) и пожелал работать еще больше: «Мы ожидаем, что ФНС продолжит тренд на увеличение налоговой базы». По словам министра, в условиях спада в экономике важно не допустить сокращения поступлений от налогов и сборов, не зависящих от внешней конъюнктуры. Силуанов также призвал налоговое ведомство активнее бороться с ростом «серых» зарплат.

Министр, конечно, сделал дежурный реверанс в пользу налогоплательщиков, заявив, что «нет задачи выбить налоги любой ценой» и что «мы должны очень аккуратно проводить проверки и проводить меры административного воздействия».

Впрочем, пока это только слова. На деле прессинг на бизнес усиливается, а доходы из-за кризиса только падают.

Глава ФНС Михаил Мишустин сообщил, что число проверок в прошлом году сократилось на 13%. Однако с каждой проверки налоговики стали снимать больше денег — 8,3 млн руб. против 6,9 млн руб. годом ранее. В результате сумма перечислений в бюджет по итогам контрольной работы выросла в 2014 году на 13%.

Несмотря на кризис и многократные обещания властей не увеличивать налоговую нагрузку на бизнес, все происходит ровно наоборот. В Москве введен новый налог на торговые площади, с нового года вступил в силу закон о налоге на недвижимость, который будет рассчитываться по кадастровой стоимости. Во вторник стало известно, что Минкультуры России готовит законопроект об «авторском сборе» с пользователей российского сегмента интернета.

Действительно, раз народ активно начал пользоваться всемирной сетью, значит, пусть платит за удовольствие читать о событиях в мире, в стране, у соседа.

Есть и еще немало более мелких, но не менее серьезных фискальных инициатив. Например, у средств массовой информации в этом году закончилась льгота по страховым взносам (теперь вместо 27% они платят 30%).

Печатной прессе был нанесен и еще один удар — власти отменили для них субсидии из бюджета на подписку в размере 3 млрд руб. Все это происходит на фоне колоссального сокращения доходов от рекламы. По данным замминистра связи и массовых коммуникаций Алексея Волина, в январе 2015 года бюджеты на рекламу были сокращены на 28% для телевидения, печатные издания недосчитались 35–40% рекламных денег, радиостанции потеряли 30%.

По рынку печатных СМИ дополнительно ударили законодательные запреты на рекламу табака, алкоголя, включая пиво, и медицинских услуг. По мнению экспертов, нынешний кризис переживут лишь настоящие гиганты рынка, и то с большими потерями.

Иными словами, теперь не нужно придумывать, как закрыть неудобную газету или журнал. Они могут умереть сами, не выдержав кризиса и налогов.

Корпоративная налоговая нагрузка в России сравнима с американской, что выглядит не очень логично, учитывая разницу в темпах роста ВВП, показателях производительности труда (в России она ниже в 3,5 раза) и гибкости рынка труда.

В условиях экономического спада можно смело прогнозировать массовый уход предпринимателей в теневой сектор. Так, по данным Росстата, четверть трудоспособного населения уже занята в «сером» секторе экономики. В дальнейшем эта цифра будет только расти, ведь мотивация фирм работать официально сводилась в основном к получению банковских кредитов. Теперь, когда кредиты большинству стали недоступны, мало что может заставить бизнесменов оставаться ответственными налогоплательщиками.

Работники тоже с удовольствием предпочтут «серые» зарплаты, все равно доходы людей никак не коррелируют с будущими пенсиями, к тому же с возможным увеличением пенсионного порога перспектива самой пенсии кажется все менее реальной.

Эксперты и представители бизнеса уже не первый месяц ждут от кабинета министров внятной антикризисной программы. Вариантов по большому счету у властей всего два.

Первый — увеличивать госрасходы, проводить мягкую денежно-кредитную политику, в общем, накачивать экономику деньгами. У такого пути много недостатков, прежде всего, есть высокая вероятность, что дешевые деньги перекочуют на валютный рынок и будут оказывать давление на рубль, а впоследствии эмиссия приведет к всплеску инфляции.

Второй путь жестче — вместе со снижением госрасходов снижать налоги для бизнеса (возможно, перенося часть нагрузки на население) и избавляться от административных барьеров. Тут главная угроза в том, что нет никакой гарантии, что бизнесмены начнут наращивать инвестиции, а не положат их в банк или потратят на новый дом, автомобиль и прочие крайне необходимые предметы.

Но ужесточение фискальной политики без сопутствующих реформ — это самое простое, что могло сделать правительство и Министерство финансов, и самое же бессмысленное.

Буквально как в стране Лимонии: доходы нашего государства сократились — пора вводить новые налоги. Главное при этом — наполнить бюджет и отчитаться перед президентом, что все поручения и социальные обязательства на данный момент выполнены.

Тот факт, что при такой политике в стране очень скоро умрет еще несколько тысяч компаний, появятся сотни тысяч новых безработных, а об экономическом росте и увеличении инвестиций можно будет забыть надолго, чиновников, видимо, пока волнует не так сильно. Создается впечатление, что поиск ответа на вопрос «Что будет завтра?» в нашем кабинете министров признан вредительским. Вот и живем только сегодняшним днем.