Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Блин вашему дому

Почему празднование Масленицы напомнило о мире

«Газета.Ru» 20.02.2015, 18:56
Игорь Шаймарданов, «Псковская масленица» Wikimedia Commons
Игорь Шаймарданов, «Псковская масленица»

Народные праздники вроде Масленицы в этом сезоне стали чуть не последней отдушиной для россиян, независимо от их политических взглядов. Убежищем уютной частной жизни, где еще можно укрыться от военных настроений и вездесущего государства. Где человек сам создает свою жизнь и праздник в ней.

Вот уже год мы живем как на американских горках: Крым, санкции, ответные санкции, Донбасс, падение рубля, кризис. В последние недели к этому добавилось еще серьезное ожидание полноценной войны, о возможности которой хором заговорили не последние люди в мировой политике.

Вернувшись к повседневной жизни с новогодних праздников, люди с тревогой наблюдают ежедневный рост цен в магазинах, падение собственных доходов, по телевизору – так и не прекратившиеся военные хроники. Постоянно вспыхивают разговоры: переживем — не переживем кризис, сократят — не сократят на работе. Последний год мы живем совсем не той мирной, размеренной, оттого казавшейся кому-то скучноватой жизнью «сытых нулевых».

Стало мрачно, трудно, страшно. В реальной жизни – все новые вызовы, в телевизоре – бои и враги, в воздухе – холод и промозглость. И кажется, ничего от человека не зависит, он просто должен все это принять.

Может, поэтому люди в этом году проявляют повышенный интерес к главному февральскому народному празднику – Масленице.

Она совпала еще и с 23 февраля, праздничным днем, про который мало кто помнит, хотя нерабочим его сделали более десяти лет назад. В итоге предвосхищение весны пришлось в этом году на конец февраля и Масленицу, а не на традиционный женский праздник, который случится только через две недели.

А тепла хочется уже сейчас. Люди ждут просто весны, просто праздников и просто блинов. Радости обычного человеческого общения, в котором нет «Дебальцево» и «минских переговоров», «майданов» и «антимайданов», Барака Обамы и Джен Псаки, «нормандской четверки» и сообщений Росстата об очередном повышении цен на гречку.

Масленица – это окошко в другую, мирную, правильную, нормальную жизнь. Здесь все зависит от нас и только от нас – напечь блины или нет. Какую начинку положить. Кого в гости позвать. С одной стороны, это

хоть какая-то свобода выбора, пусть и в пределах собственной сковородки.

С другой — наша свобода вновь ограничена пространством кухонь. Во многом это похоже на советские времена. Причем скоро эта кухонная свобода может стать совсем буквальной – рестораны и кафе дорожают, становятся недоступными даже для относительно обеспеченных столичных жителей. И люди все чаще готовят на домашней кухне, приглашая друзей домой.

Московские власти годами пытались сделать русскую Масленицу чем-то вроде бразильского карнавала. Но казенный народный карнавал не приживался – люди все равно праздновали будущий приход весны по-своему. Дополнительный привкус свободы Масленице придает и ее языческий дух — она до сих пор не по душе РПЦ, как и Новый год, еще один по-настоящему народный праздник. Из тех, что празднуют, как хотят, а не как говорят сверху.

Конечно, в разгульной Масленице-2015 можно усмотреть и нотки истерического веселья или, скорее, психологической разгрузки. Люди действительно сильно устали и от угрозы войны, и от мрачных прогнозов.

Впереди – День защитника Отечества. В мае мы будем отмечать 70-летие Победы. На фоне явной милитаризации общества (68% россиян, согласно свежему опросу ВЦИОМа, считают, что России угрожают внешние враги, и это абсолютный максимум за все время наблюдений) от самого ожидания этих праздников многим не по себе. Скорее всего, в эти дни наш вооруженный до зубов агитпроп постарается превзойти сам себя. Это уже пугает многих российских граждан – именно

ожидание, что любовь и уважение к тем, кто выиграл ту войну, кто прошел все ужасы голода, разрухи и кто еще жив, будет подменено махровым официозом, в котором не останется места живому человеку,

старику с его слезами и воспоминаниями, болями и радостями. Телекартинка опять погрузит граждан в войну — с танками, самолетами и пехотой на улицах города. С «врагом у ворот».

А ведь празднование Масленицы как раз создает ощущение, что россиянам сегодня нужны уже не военные марши, а обычная бытовая радость. Человеческие чувства, а не казенная патриотическая истерика. Возможно, Масленица в этом году так популярна, потому что пропаганда до нее еще не добралась. И даже коммерческое использование народного праздника сегодня кажется милее, чем его эксплуатация государством.

Хотя попытки превратить в политику и этот праздник уже есть — в Крыму, например, изготовили «самый большой российский флаг из блинов». Даже не задумавшись, насколько, мягко говоря, странновато выглядит со стороны процесс разрывания на куски и поедания этого трехцветного блина.

Одним из главных реальных завоеваний России 2000-х стало полноценное право россиян на частную жизнь. Ради него мы безропотно отказались от многих гражданских и политических свобод. Этого права у нас не было в советские времена, оно появилось лишь в 90-е. Но немногие смогли реализовать тогда это право просто потому, что вынуждены были думать о выживании.

И вот оказалось, что ощущение возможности частного праздника, в котором совсем нет государства, войны, политической целесообразности, по-прежнему очень ценно даже для тех людей, кто всецело находится под влиянием пропаганды и абсолютно лоялен власти. Человек не может жить в постоянной тревоге за сегодняшний и завтрашний день.

…Масленичную неделю традиционно заканчивает Прощеное воскресенье. Накануне Великого поста люди просят прощения у всех, кого обидели. Российские поборники традиционных ценностей идут в субботу на митинг против годовщины чужой революции под далекими от всепрощения лозунгами «Не забудем! Не простим!». От такого «единства» действительно хочется бежать на кухню.

К блинам. К друзьям. Туда, где есть свой душевный праздник и нет места войне и агрессии. Нам не привыкать к этой кухонной свободе. Она и может стать последним рубежом нашей персональной защиты от очередных «тяжелых времен».