Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Вышли на тропу мира

Каковы гарантии, что новые минские договоренности окажутся крепче старых

«Газета.Ru» 11.02.2015, 20:16
Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

От Минского саммита ждут мира, но готовятся к войне. Главный вопрос: чем принципиально отличаются февральские минские переговоры от сентябрьских, кроме повышения уровня представительства переговорщиков. Каковы гарантии, что новые соглашения окажутся крепче старых, а не выведут войну на третий круг, который неизбежно окажется еще более кровавым.

Информация о том, что Владимир Путин приедет в среду в Минск, появилась после того, как о своем участии в мирном саммите заявили Петр Порошенко, Ангела Меркель и Франсуа Олланд. После чего источник в МИД РФ заявил, что с вероятностью 70% договоренности сегодня будут достигнуты. Дескать, «президенты просто так не приезжают».

Аргумент весомый. И хотя в сентябре переговоры в Минске вели только Путин и Порошенко, мирные соглашения, которые, как казалось тогда, достигли стороны, устроили всех. Проблема в другом:

договоренности привели не к миру, а к временному затишью. Которое позже обернулось еще более жестокими боями и еще большими жертвами. Счет этих жертв сегодня, по разным данным, идет уже на десятки тысяч.

В среду за несколько часов до встречи в Минске, которую многие мировые эксперты называют «последним шансом», обстановка накалилась до предела. Продолжались серьезные бои под Дебальцево. Не стихали взрывы в Донецке. Конгресс США подготовил законопроект о поставках на Украину летального оружия. Не исключено, что Барак Обама в телефонном разговоре с Владимиром Путиным накануне саммита намекнул, что окончательное решение о поставках Соединенными Штатами оружия Украине будет зависеть от итогов встречи «нормандской четверки».

Чуть позже военные США обвинили Россию в прямом вторжении на территорию Украины, в частности под Дебальцево.

«Это очевидно по количеству обмундирования и типам оборудования», — заявил генерал Ходжес, выступая на военной базе в Польше. Ходжес также сообщил, что со стороны России у границы с Украиной сосредоточены десять российских военных батальонов.

Понятно, что накануне саммита ставки надо повышать. Но большой вопрос, насколько эта тактика оправдана в отношении Путина, который заслужил имидж человека, не поддающегося давлению. И не приведет ли такой прессинг к прямо противоположному результату. Никому не нравится, когда на тебя давят.

Чтобы прийти к полноценному миру, одного американского кольта мало.

Возможно, серьезным дипломатическим шагом мог бы стать обмен Крыма на Донбасс. То есть Запад признает законность крымского референдума (недавно, кстати, появились итоги проведенного компанией GfK Ukraine опроса, судя по которому присоединение Крыма к России одобряют 93% крымчан), а Россия «уговаривает» донбасских ополченцев помириться с Киевом, соглашаясь на полный контроль российско-украинской границы. То есть не только экономически, чего Россия никогда и не хотела, но и политически перестает влиять на ситуацию в ДНР-ЛНР, приглушает свой агитпроп и начинает заниматься экономикой родной страны, в которой дел хватает.

Отмена наиболее серьезных западных санкций при таком раскладе может стать следующим шагом в переговорах России и Запада.

Такой размен – подвиг для современных мировых отношений. Но, может, пришло время необычных подходов?

Да, подобное соглашение – признание США и Европой того, что новые правила передела территорий после Второй мировой войны все-таки возможны, возврат к межвоенному времени – 1920-м и 1930-м. Тогда поменяли границу и государственную принадлежность Лотарингия и Эльзас, современные Намибия и Ирак, Южный Тироль и Саар.

Запад боится этого до безумия, полагая, что именно все эти разделы привели ко Второй мировой, и педалируя, что после 1945-го нерушимость границ государств стала одним из постулатов демократии. Что не помешало при этом в последние полтора десятилетия разделить Югославию, создать Восточный Тимор и Южный Судан, а до этого – радостно признать Содружество Независимых Государства на месте СССР.

Так, может, пришло время набраться храбрости и признать, что Путин таки присоединил Крым? Без крови, кстати. Возможно, это цена того, чтобы все же не допустить Третьей мировой, «на грани которой» мы находимся, как заговорил весь мир, последние дни.

Да, это прецедент. Он может иметь очень серьезные последствия для мира и повлиять на поведение других стран, чего, собственно, Запад и боится. Но есть ли иные инструменты повернуть вспять то, что уже является фактом истории и жизни?

В этом случае, однако, Запад может уверенно говорить с Москвой о том, что она полностью отказывается от юго-востока, в том числе эмоционально.

Регион полностью уходит под украинское управление, возможно, с вводом туда миротворческого контингента,

где Россия, может, и участвует, но абсолютно наравне с другими странами, и, может, как было в югославских миссиях, без возможности гражданам РФ (и других стран — членов Совбеза ООН) занимать высшие должности в миссии, чтобы исключить возможное страновое давление.

В любом случае, ситуация явно в тупике и нужны решительные идеи. В противном случае, может оказаться как с первыми минскими соглашениями: вроде все стороны признают и подтверждают их важность, но по факту они не работают. Поэтому в этот раз нужно не просто договариваться о шагах.

Нужно предложить такие шаги, которые смогут выполнить все стороны, а не просто подтвердить на словах приверженность принципам.

…Многие до сих пор кроют на чем свет стоит тогдашнего замгоссекретаря США, покойного Ричарда Холбрука за Дейтонское соглашение, окончательно похоронившее единую Югославию. До сих пор это соглашение вызывает много нареканий по поводу его справедливости. Но Холбрук добился одного:

он прекратил кровопролитную войну. Которая длилась несколько лет и конца которой не просматривалось.

Так и сегодня. Мир на Украине нужен любой ценой. Если вторые минские соглашения окажутся не надежнее первых, то война вскоре может перейти не только российско-украинскую границу, но и границы Европы.